Основные темы сайта:
Главная » Душеполезное чтение » Православная народная газета » Мир мой даю вам

В ПОИСКАХ СВЯТОЙ РУСИ
Сообщения о событиях религиозной и церковной жизни на Украине с начала 90-х порой напоминают сводки военных действий – то затихающего, то вспыхивающего вновь конфликта. Особенно ярко после официозной безмятежности советского времени это проявилось в начале тех самых «лихих девяностых». Нападения, захваты храмов (в том числе и с использованием частных и государственных вооруженных формирований), вопиющие случаи насилия, порой и со смертельным исходом, голодовки протеста, жизнь целого ряда православных общин в режиме непрестанной обороны своих храмов, постоянного ожидания возможного нападения.
В КОНТЕКСТЕ ЭТОГО КОНФЛИКТА, ЭТОЙ БЕЗПОЩАДНОЙ, ИБО ОСНОВАННОЙ НА ГЛУБИННЫХ, СТЕРЖНЕВЫХ ЦЕННОСТЯХ ДУХОВНОЙ БРАНИ – ВИЗИТ ПАТРИАРХА КИРИЛЛА НА УКРАИНУ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ КАК ЗАЯВЛЕННЫХ ЦЕЛЕЙ, ТАК И ДОСТИГНУТОГО РЕЗУЛЬТАТА – ВЫГЛЯДИТ ЕСЛИ НЕ КАК «ДЕСЯТЬ СТАЛИНСКИХ УДАРОВ», ТО ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ КАК СВОЙ СТАЛИНГРАД. ГОВОРИТЬ ОБ «УСПЕХЕ» ВИЗИТА СОВЕРШЕННО НЕПРАВИЛЬНО (УСПЕХ МОЖЕТ БЫТЬ И МЕЛКИМ, ЧАСТНЫМ). ЭТО НЕ «УСПЕХ», А РЕШАЮЩИЙ ПЕРЕЛОМ. ЭТОМУ И ПОСВЯЩЕН НАШ АНАЛИТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ.
НАКАНУНЕ ВИЗИТА
Крайне осторожным прогнозам одних и ожиданию провала другими перед началом визита способствовало несколько факторов. Во-первых, это необычайно «упертая» позиция зависимых от внешней поддержки «оранжевых» политиков, становящихся особенно несговорчивыми во всем, что касается, с их точки зрения, «влияния Москвы», накануне своих, украинских выборов. Вот уже немало лет президент Ющенко и подконтрольные ему люди из СБУ и украинского Совета по делам религий с упорством, достойным лучшего применения, всеми силами поддерживают раскольников из неканоничной УПЦ КП, возглавляемой лишенным сана и отлученным от Церкви М.А. Денисенко, самочинно провозгласившим себя «патриархом», и притесняют законную, каноническую УПЦ МП, руководствуясь чисто политическими соображениями. Если бы лейтенанты советского КГБ, в одночасье сделавшие феерическую карьеру в новом независимом государстве, хотя бы в небольшой степени соответствовали своим должностям, обладая необходимым минимумом профессиональной компетенции (то есть просто разбирались бы хотя бы во внешних, формальных сторонах церковной жизни), они бы давно поняли безперспективность такой неумной тактики. Однако ненависть к мифической «москальской экспансии» и любимая мечта касательно «незалежной церквы» регулярно оказываются сильнее разумных соображений. Это ставит каноническую украинскую Церковь порой в невыносимое положение. Накануне визита вполне можно было ожидать широкомасштабных провокаций со стороны украинских спецслужб и связанных с ними националистических группировок.
Во-вторых, конечной неудаче миссии Патриарха Кирилла давно и упорно способствовала необычайно бурная активность на Украине так называемых «политправославных», своими неумными, агрессивными и порой просто провокационными действиями дискредитирующих промосковскую позицию. Эта деятельность, воспринимаемая как однозначно одиозная как священноначалием, так и простыми украинскими верующими (о чем имеется достаточно свидетельств вполне конкретных православных граждан Украины), сравнительно недавно была осуждена Архиерейским собором Украинской Церкви. Напомним, что это был тот самый собор, который одновременно с этим осудил и муссируемую некоторыми идею так называемой «украинской автокефалии». Вряд ли можно считать серьезным фактором наличие среди духовенства канонической УПЦ МП крайне немногочисленной группы, всерьез мечтающей об автокефалии. Реальная позиция Украинской Церкви выражена в известных словах Блаженнейшего Владимира: «Никакая автокефалия нам не нужна. В плане самостоятельности мы и так имеем все, что возможно».
КОНЦЕПЦИИ. НАРОД И ПАТРИАРХ
Предчувствия некоторых информированных людей, бывших, что называется, «в теме», были далеки от безмятежности. Однако они не оправдались. Здесь думается, сыграли роль два главных фактора. И оба не могут не радовать. Во-первых, теперь понятно, что оперативная разведка у РПЦ все-таки есть (насчет стратегической не скажу, не знаю), и Патриарх был вовремя проинформирован о настроениях среди украинских православных. После этого стало понятно, что, как ни делай хорошую мину при плохой игре, речь идет, ни много ни мало, как о переламывании ситуации, а отнюдь не о легкой прогулке. Во-вторых, следует, конечно, говорить о личной роли самого Предстоятеля, и именно это в значительной степени есть главная тема настоящей работы. Обладая достаточной полнотой информации и понимая не просто важность, но судьбоносность визита, Патриарх смог переломить ситуацию, по сути, тремя ударами, тремя программными заявлениями.
Во-первых, это не раз повторенные слова о недопустимости заигрывания с субкультурами. («Церковь не должна замыкаться от светской культуры.., но это не значит, что она должна принимать все, что присутствует в этой культуре»). Священник вполне может придти туда, где собралась молодежь, подчеркнул Патриарх. (А разве кто-то когда-то утверждал обратное? – В.С.). – Но: «Не надо мимикрировать под молодежную субкультуру». И т.д. Слова о «священнике в шортах», который проповедует на дискотеке, были услышаны и поняты благодарной аудиторией православной Украины, с радостью воспринявшей скрытый подспудный смысл мягкого, но недвусмысленного отмежевывания Предстоятеля от «субкультурщиков».
Во-вторых, нашумевшее обличение либерализма на встрече с преподавателями и учащимися Киевских духовных школ в Киево-Печерской Лавре. Правда, Патриарх развивает подобные идеи уже давно, но в данном выступлении, являющемся, по сути, центральным среди всех проповедей и выступлений во время украинского визита, следует признать крайне важными некоторые новые акценты. Острие критики Патриарха оказалось направлено не столько против либерализма как такового, сколько против присутствия и влияния его в христианском богословии. «Реально существует колоссальная опасность: христианское богословие попадает в плен светской мысли, причем этот процесс пленения христианского богословия на Западе оказался далеко не безобидным. Это не было просто философским заимствованием какой-то светской идеи и перенесением ее на христианскую почву… Здесь совсем не так. Здесь происходила диффузия, проникновение светских идей в ткань богословской мысли настолько глубокое, что на выходе появлялся очень недоброкачественный продукт. Я имею в виду огромное влияние на западное христианское богословие идей эпохи Просвещения и философских идей либерализма…» И т.д.
«Диффузному» взаимодействию собственно богословской и светской мысли Патриарх противопоставил святоотеческий подход.
«Какой первый урок нам дают святые отцы как ученые богословы? Они дают замечательный урок того, как богословие может и должно использовать достижения светского разума. Если вы читаете отцов-каппадокийцев, вам может казаться, что идеи платонизма и неоплатонизма вошли в сознание каппадокийцев. Некоторые говорят – нет ничего нового у каппадокийцев, это просто заимствование платонистических идей, перенесение языческой философии на христианскую почву. Но так говорят только люди близорукие, не видящие смысла того, что происходило в ту эпоху. Святые отцы сумели использовать светскую ученость, светскую методологию, даже светские языческие категории философского мышления для того, чтобы выразить христианские идеи. И то, что сказано ими о Святой Троице, то, что живет уже на протяжении двух тысяч лет и привлекает своей силой, было сформулировано именно таким образом. Не заимствовались и не пересаживались на христианскую почву идеи. Заимствовался инструментарий, посредством которого выражались глубочайшие истины христианства».
Но все-таки решающую роль в переломе ситуации в сторону безоговорочного успеха визита сыграли даже не эти крайне важные заявления, а решительный традиционалистский пафос и традиционалистская идеология ключевых выступлений Патриарха. «Ни одна страна не называлась святой страной, а Русь называлась Святой Русью. Возникает вопрос: откуда это словосочетание – Святая Русь?.. Русь стала Святой Русью потому, что святость была доминантой жизни нашего народа.
Святой человек был положительным героем нашего эпоса, житийной литературы, а затем художественный образ святого человека вошел в классическую литературу. Он потерял многие житийные черты святости, но образ положительного героя классической литературы – нашей общей литературы – дает замечательное понимание того, как святость, христианский образ жизни, высокая нравственность могут проявлять себя в конкретных жизненных обстоятельствах…
Люди не устремлялись к богатству, хотя и не чурались этого; люди не устремлялись к тому, что сделало бы их успешными в этой жизни, хотя и не чурались успеха. А к чему устремлялся народ? К тому, чтобы достичь идеала святости. Ясно, что в истории никогда не бывает, чтобы идеалы достигались в полной мере, и только, может быть, отдельным героям духа удавалось это сделать, но то, что святость была национальным идеалом, очень сильно отразилось на всей нашей истории; возможно, именно это обстоятельство спасло нас от страшного атеистического разгрома».
ДУХОВНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
СВЯТОЙ РУСИ
Святая Русь, как духовная сущность, духовная субстанция, объединяющая народы «большой» России поверх национально-государственных границ, которая не отрицает национально-государственный, так сказать, частный и светский патриотизм, но возвышается над ним как качество принципиально более высокого уровня – стала не только идеологической, но и прямо метафизической доминантой «явления» Патриарха своему народу во время украинского визита. В конечном счете, если не брать жившую в условиях относительной свободы белоэмиграцию и Зарубежную Церковь, здесь, в самой большой России (или, политкорректно выражаясь, «на постсоветском пространстве»), впервые после 1917-го года именно этот глубинный архетип народного сознания, именно эта глубочайшая символическая мифологема была положена в основу ни много ни мало – проектного вызова, который Патриарх бросил Европе и вообще Западу.
«Я думаю, что наше единство – единство духовного пространства Святой Руси, исторической Руси, – это огромной силы цивилизационный проект, и он не предназначен для того, чтобы быть ведомым. Он предназначен для того, чтобы генерировать идеи, и это сейчас происходит; он предназначен для того, чтобы бросать мировоззренческие вызовы, на которые другим потребуется ответить. У нас есть потенциал для развития подлинного диалога Востока и Запада – не диалога всадника с лошадью… Единая Европа не может быть построена по лекалам, которые не создавались нашей с вами великой цивилизацией, самостоятельной и самобытной. Если мы хотим строить эту Европу, мы должны договориться о том, чтобы создать новые лекала. Может быть, Господь приведет нас к этому, и мы сможем внести свой цивилизационный вклад в построение в мире тех справедливых отношений, о которых многие мечтают».
Не политиканство в Церкви («политическое православие»), но привнесение духовного измерения в саму политику, напоминание о Боге, о силе Божией, как не только высшем Судии, но непосредственном участнике самого исторического процесса – стало доминантой выступлений Патриарха на Украине.
«В какой-то момент мы все нуждаемся в том, чтобы отдать свой разум благодати Божией. Человек часто противится действию благодати, стремится идти наперекор этому Божественному потоку. Но когда-то нужно отдаваться ему, особенно в критические моменты… в сложных вопросах истории, в сложных и запутанных политических схемах современности мы, верующие люди... должны сопрягать проникновение в суть проблем с призыванием помощи Божией». И т.д.
ВЕРА – ЗАКВАСКА СТАБИЛЬНОСТИ
Патриарх не раз говорил о вере встречавших его людей, о живо ощущаемой им силе духовной убежденности народа в истинности своей веры и своей Церкви, как о самом сильном впечатлении за все время визита.
«Самое яркое впечатление – от встречи с верующими людьми… То, что я очень глубоко пережил – это горячую молитву людей в Киево-Печерской Лавре. Живая вера, которая настолько сильна, что способна переставлять горы (Мф. 17,20)… Я чувствую, насколько сильна и горяча вера православных украинцев. Благодаря этому и в советское время гонения не достигали цели; благодаря этому сегодня, несмотря на многие проблемы в общественной жизни Украины, у людей сохраняется… надежда и, я бы сказал, оптимистический взгляд в будущее».
Именно вера, по мысли Патриарха, является «закваской солидарности всего общества», «той силой, которая только и способна изменить жизнь к лучшему в этой стране, а все остальное вторично. Первична же сила народной веры и благочестия, сила призывания имени Божия, и будем молиться, чтобы эту простую мысль поняли все: и политики, и люди бизнеса, культуры, науки, и землепашцы, и рабочие; чтобы еще раз это поняли люди Церкви – священники и архиереи. Тогда, объятые общей силой веры и великим вдохновением, мы сможем сделать все, что благословит нам Господь, сможем преодолеть любые трудности».
Ключевые выступления Патриарха касаются «народной веры», а не только православного Предания… например, вот это:
«Сегодня великий праздник: мы празднуем 450-ю годовщину со дня принесения на сию святую землю чудотворного образа, который стал щитом и великим символом надежды для тысяч и миллионов людей; мы прославляем силу Царицы Небесной, явленную всем нам, всему роду человеческому, через этот чудотворный образ. Потому и притекаем мы сюда в таком множестве, что знаем историю этих чудес, знаем не понаслышке, потому что и сегодня многие люди, делясь друг с другом, говорят о том, что совершила Божия Матерь в их жизни после молитвы на этом святом месте у чудотворного образа, у отпечатка стопы Царицы Небесной. Мы прославляем Божию Матерь, Которая слышит наши молитвы и отвечает на них; именно в этом ответе и содержится основание нашей веры в то, что Она, Матерь наша, предстательствует за нас пред Престолом Сына Своего и молится за род человеческий». И т.д.
«Человек – не абстрактный индивид, существующий лишь «здесь и теперь», а плод Божественного замысла, обладающий исторической памятью. Мои православные предки, отнюдь не святые, обычные грешники, но умершие в покаянии, актуально существуют для меня сегодня, даже если я в этот момент впадаю в тяжкий грех и отпадаю от Церкви. Русский народ – народ православный, как бы далеко он не отпал от веры своих отцов в XX веке. Если это не так, то никакая православная миссия вообще невозможна! Историческая память вообще – сложная вещь, и иногда преподносит такие сюрпризы, о которых не догадываются протестантствующие рационалисты, пытающиеся в наши дни полностью оккупировать миссионерское поле… Задача проповедника, миссионера – не в том, чтобы написать на религиозно девственном сознании современного человека свои произвольные письмена, а в том, чтобы пробудить, вызвать к жизни дремлющие социокультурные и духовные коды, помочь людям осознать свое Православие не просто как культурную традицию, составляющую основу самоидентификации человека в истории и в окружающей реальности, но как именно веру, как двустороннюю связь со Христом, побудить его к началу активной церковной жизни».
ГЛАВНЫЙ ДУХОВНЫЙ ИТОГ
По существу, Патриарх во время украинского визита сделал именно это. Он «вызвал к жизни дремлющие социокультурные и духовные коды» православного сознания, сказал именно те ключевые слова, которыми обозначил свою глубинную духовную связь с народной общностью. И благодарно раскрывшаяся в ответ душа народа ответила ему самой искренней и горячей любовью. Тайна духовной власти, грубо попираемая в наши дни «технологами и пиарщиками», усиленно подменяемая суррогатами, рождаемыми в прокуренных «ситуационных комнатах» постмодернистских манипуляторов и регулярно ускользающая от них, вдруг «далась» – и перед лицом этой тонкой и грозной, опасной для безрелигиозного сознания реальности все «здешнее» (политические расклады, интриги политиканов, суета дворни и экспансия внешних сил) оказалось вдруг неважным. Электрическая дуга народной любви к своему отцу – вдруг установилась – как ответ на обращение Патриарха к реалиям, рожденным в соработничестве Отца Небесного и народного гения. Украинские националисты и их помощники в РФ, заангажированные журналисты и раскольники – могут теперь сколько угодно рассуждать о «неудаче визита», – это шипение раздавленных. Однако раздавлены они оказались отнюдь не чисто человеческой силой, ловкостью и умением тех или иных церковно-политических персон, а силой Божией, силой патриаршей харизмы, даруемой при хиротонии, которая вдруг «сработала» именно тогда, когда тот, кому она дарована, отдался естественному чувству истории и неотвратимо действующих в ней духовных, неотмирных сил. На языке православного богословия это называется, если не ошибаюсь, «трансцендирование», преодоление человеком своей ограниченной и грешной натуры, прорыв в иное, к божественному замыслу о себе, когда сам Бог начинает победоносно и неотвратимо действовать в человеке.
В 30-е годы XX века можно было сколько угодно заниматься партийными разборками, репрессиями в армии и чистками аппарата. Но в грозный для Родины час, в час, когда «враг у ворот», стало с неотвратимой ясностью ощутимо, что ничто не спасет. Кроме одного. И тогда прозвучало знаменитое: «Братья и сестры». И народ – измордованный, измученный (но, к счастью, недобитый), со своими не раз оплеванными святынями, неисправимо склонный вопреки всему – верить «царю», встал на защиту Отечества, про которое во время войны многие как-то стали забывать, что оно «социалистическое». И дошел до Берлина, свято поверив (иначе воевать невозможно), что «братья и сестры» – это всерьез. И не его, не народа вина за последовавший после войны новый откат к государственному террору.
После последнего Собора можно было сколько угодно заниматься «реформой». Однако в час «Х», когда горела земля, и пришлось самолично спасать ситуацию, пришло безобманное чувство, что апеллировать нужно к тому, кто спасал Русь всегда, в самых страшных невзгодах и испытаниях – к православному народу. И это чувство, не каждому даруемое, неотрывное от харизмы – как обычно, не подвело. На площади Почаевской Лавры своего Патриарха встречали и называли «родненьким» отнюдь не десоциализированные отморозки, перед которыми, чувствуя их темную энергию и притягивающую «пассионарность», так заискивают в своей теплохладности «новые миссионеры», и не жалкие кучки «просвещенных христиан», вылезших на свет Божий со своих прокуренных либерально-образованческих кухонь. Но – Православный Народ, созидатель великой державы, держатель тех вечных имперских смыслов, которые неразрывно связаны с духовной реальностью Святой Руси. Все эти монахи, сельские священники, паломницы, без гроша преодолевающие огромные расстояния, чтобы приложиться к какой-нибудь святыне, православные педагоги, безвестные подвижники, всю жизнь тянущие приходскую лямку в безнадежной, ибо слишком уж далекой, глубинке…
Итак, что же сказать нам в заключение? Только одно: мы, Церковь, русский православный народ, должны усиленно молиться за нашего Патриарха, вознося его святое имя за литургией. И не из «чисто человеческого», придворного угодничества. Но потому, что он – наш Патриарх, носитель дарованной от Бога харизмы, той Божией силы, которая преобразует человеческое и без которой все наши земные усилия тщетны. Патриарх Святой Руси, которая по нашим и его молитвам, вопреки нашему недостоинству, по всесильному произволению Божию может и должна воскресить – великую Россию.
Владимир СЕМЕНКО.
Категория: Мир мой даю вам | Добавил: Mixail_Borisov (01 Сен 2009)
Просмотров: 2123 | Рейтинг: 5.0/1
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Вначале было слово [3]
Мир мой даю вам [31]
материалы для тех кто уже воцерковлен
Православный хронограф [1]
События, факты комментарии, православные вести, новости епархиальной жизни
И свет во тьме светит [46]
Все миссионерские материалы.
Проповедь на паперти [19]
Литература, искусство, культура и православие
От избытка сердца [16]
Записки паломников, творчество наших читателей
Возвращение образа [10]
Православная педагогика, образование, основы православной культуры
Дивен Бог во святых своих [1]
Жития святых прошлых веков и современных
Подснежник [2]
Страница для православных детей
Дорогу осилит идущий [3]
Страница для юношества
Богословие в красках [0]
Иконопись, архитектура
В соц. сетях
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
Мини-чат
Поделиться в соц. сетях:




Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"

Наши друзья

Общество друзей милосердия InetLog.ru
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Яндекс.Метрика