Основные темы сайта:
Главная » Душеполезное чтение » Православная народная газета » От избытка сердца

Рукотворный окаем веры
Или Богом благословенная обитель Сегодня мне предстоит рассказать об одном из самых духовно значимых событий паломничества по Волжским святыням на теплоходе «Алексей Толстой», прекрасно организованной фирмой «Самарские путешествия». Кульминацией маршрута стала однодневная поездка в величайшую обитель православия – Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь. Созданием и благоустроением этого монастыря снова и снова подтверждалась точка зрения наших предков на значение обителей в деле спасения православного человека. И мы, сев в комфортабельные, приспособленные для многочасовых переездов, оборудованные по последнему слову техники автобусы, словно на машине времени поехали через прекрасные лесные просторы средней полосы России к жемчужине Православия, известной далеко за пределами нашей Родины, которая кроме Иверии, Афона, Киево-Печерского монастыря стала четвертым уделом Вселенского жребия Пресвятой Богородицы. Три века назад Пречистая дева указала людям на это место через рязанскую помещицу Агафью Семеновну Мельгунову, явившись ей в Киеве и повелев идти в землю, которую укажет на севере России. Богородица рекла: «И будет место где Я укажу тебе окончить Богоугодную жизнь твою и прославлю имя мое там ибо на месте жительства твоего Я осную великую обитель Мою. Иди же, раба Моя, в путь, и благодать Божия, и милость Моя, и щедроты Мои - да будут с тобой». Так, с благословения старцев Киево-Печерской Лавры, признавших видение истинным Александра отправилась странствовать по России. Путь ее лежал в 1760 году к одной из знаменитых русских обителей - Саровскому монастырю. Он находился в глубине дремучих лесов на высокой горе. Место это было, по словам очевидцев, необыкновенно красиво и еще задолго до прихода сюда в конце XVII века основателя обители иеросхимонаха Иоанна слышали жители окрестных деревень, что из-под земли раздается перезвон колоколов и видели дивное свечение, указывающего на будущую святость этого места. Монастырь отличался строгостью устава по примеру Афонских обителей. Пещеры, вырытые в горе, были местом подвигов первых Саровских богомольцев. Не доходя двенадцати верст до Сарова с селе Дивеево матушка Александра остановилась для отдыха у Западной стены деревянной приходской Церкви. Здесь ей вновь явилась Богородица и женщина услышала: «Вот то самое место, которое я повелела тебе искать на севере России...Я всегда буду с тобой, и всегда буду посещать место это и в пределе твоего жительства Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет и не будет никогда во всем свете. Это четвертый жребий Мой во вселенной». В полной мере сбылись эти замечательные слова. И угодник Божий преподобный Серафим Саровский немало потрудился здесь, в этих Богом благословенных местах. Но об этом позже. А пока хотелось бы поразмышлять о значении монастырей вообще и Дивеевской обители в частности. В мировоззрении русского человека той эпохи иноческий идеал занимал одно из первых мест. Если это утверждение и не совсем безусловно для XI и XII вв., то относительно XIV или XV вв. уже не приходится сомневаться в его правильности. Этот идеал влиял на миросозерцание нашего соотечественника, придавая ему аскетическую окраску, и определял его отношение к монастырю. Монастырь — это «святое место», «дом Ангелов», иноки связывают земной мир с ангельским миром, и как Ангелы сияют перед монахами, так монахи сияют перед мирянами. Монастырь и «равноангельный монашеский» чин — это промежуточные ступени на лестнице, уводящей от грешной, чувственной земли на Небо. Идея спасения души, которое должно начинаться уже здесь, в подвиге одоления своей бренной плоти, богоугождении, смирении и послушании стояла в центре религиозности той эпохи. Верующие души взирали на человеческую жизнь как на поприще для бесовских искушений и твердо верили, что победоносную борьбу с ними можно вести лишь внутри монастырской ограды. Уместно указать на главенствующую роль старческой педагогики, которая зародилась, укреплялась и передавалась от поколения к поколению именно в общежительных монастырях, устами духовника Псково-Печерского монастыря архимандрита Александра (Васильева): «Необходимость в руководителе-отце, (духовном педагоге) очевидна сама по себе. Всякому начинающему искать спасения нельзя браться за это дело самому или соделывать свое спасение по своему разумению и хотению, но с первого же раза надо отдать себя кому-нибудь под науку в сем. Вступил он на новый путь, совершенно безвестный ему путь, пусть же пользуется верным указанием, а не останавливается на одних своих догадках. Сколько неоцененного добра заключает в себе старческое окормление (то есть руководство), как облегчает оно борьбу со врагом, как подкрепляет в минуту уныния, малодушия, как поддерживает и направляет в случае падения или сомнения, каким верным покровом от вражеских бурь служит оно всем, кто, не сомневаясь, прибегает к его мощному действию». Так было всегда, и когда сегодня, некоторые из нас-грешных начинают искать недостатки у монахов и отсутствие бывшей некогда благодати в монастырях, хочется вспомнить некоторых учеников Спасителя - апостолов, которые и ему пытались объяснить, что действует он неправильно, а деньги потраченные на масло, лучше бы раздать нищим. По пути в Дивеево мы миновали известный сегодня многим Саров. Это уникальное место на карте российской: там память о преподобном Серафиме соседствует с новейшими ядерными разработками. И в этом нет противоречия. Только мы это открыли совсем недавно. Святой молился во славу русского оружия, на этом месте он вымаливал у Господа победу русских над Наполеоном, создавая духовный, молитвенный щит Православия, защитную кайму веры русских людей. Позже в Сарове делают оружие, которое полвека сохраняло жизнь на земле, являясь противовесом и веским аргументом в холодной войне против нашей страны. Со дня канонизации Преподобного, когда император Николай II нес на плечах мощи всенародно любимого батюшки Серафима, все эти долгие сто с лишним лет русский народ не был одинок и он жил вместе со своим молитвенником и предстателем. Батюшка Серафим благословлял труд физиков-атомщиков, тянулись в окрестные места, освященные лишь близостью к ставшей закрытой обители великого старца и вереницы крестных ходов, и одинокие паломники. Это еще раз доказывало, у каждой православной страны есть свой молитвенник пред Господом, который молится за «всех и за вся». Сначала им был Сергий Радонежский - он вымолил избавление от татарского ига - и до дня убийства императора Павла молился за весь наш народ, затем его сменил Серафим Саровский, родившийся в один год с убиенным императором Павлом, а 1917-м году под Свое покровительство нашу страну взяла Сама Пресвятая Богородица, явив миру чудотворный образ «Державная». Место, о котором речь - очень непростое, заповедное. Имеет оно древнюю и очень трогательную историю. Когда-то еще при князе Владимире "Красное Солнышко", как гласит предание, орудовали в этих Сарынских (как тогда говорили) лесах двенадцать разбойничьих шаек. И атаманом у них был Клыч. Жили они в пещерах и землянках - около своего разбойничего города Сарынска. И послал против разбойников князь богатыря Илью Муромца с дружиною. Муромец, конечно, победил врагов. Остался один Клыч. Был у двух богатырей поединок, и никто не одержал победы. Тогда они побратались и поехали к князю. Владимир пожаловал Илью воеводою над Муромом, а Клыча над Сарынском. Дремучий народ принял веру православную, и жили все мирно вплоть до татарского нашествия. Татары переименовали город в Сара-Клыч. А при Иване Грозном Сара-Клыч был уничтожен поволжскими разбойниками, облюбовавшими здешние пещеры. Но вскоре суждено было этому месту стать прибежищем иноков - подвижников, которые и основали Саровскую обитель, названную так в честь речки Саровки. Монастырь стал, как теперь бы сказали, градообразующей структурой. Но прославить эти места суждено было в XVIII веке купеческому сыну из Курска Прохору Мошнину, ставшему иноком Серафимом. К нему ехали и знатные господа и простые люди за добрым словом и исцелением. Так Саров - город посреди дремучего леса -превратился в духовный центр России. Дореволюционный писатель Петр Поляков писал о его окрестностях: "Этот поистине дремучий лес растянулся на границе Нижегородской и Тамбовской губерний на двадцать-тридцать верст в поперечнике, и состоит он по преимуществу из гигантов сосен и елей, между которыми попадаются деревья в несколько обхватов. Но и в последнее время медведи не перевелись здесь: они часто попадаются навстречу путникам и пугают их, хотя никто не слыхал, чтоб Саровский медведь обидел кого-либо. Это им заповедано от батюшки Серафима". Вспомним иконку с изображением сидящего на стволе поваленного дерева отца Серафима с мешочком какой-то еды, скорее всего пирожков мирно стоящего рядом его друга-медведя. В бурном XX веке в заповедном лесу вырос секретный город, сменивший за свою пятидесятилетнюю историю десяток названий, самые известные из которых: Объект, Приволжская контора, Кремлев, Арзамас-16. Так в разные годы называли родину ядерной бомбы. И те, кто попадал за "колючку", становился отрезанным от внешнего мира. Часто тайные связи обнаруживаются самым неожиданным образом: когда-то в этих местах трудами Святого Серафима ковался духовный щит России, а начиная с 1946 года творился - ядерный щит Родины. Но надо ли было для создания ядерного щита разрушать те святыни, которые являлись столпами российской духовности? Первые секретные лаборатории размещались в стенах монастыря - вернее в остатках монастырских построек, пригодных для этих нужд. Сам же великолепный монастырский комплекс взорвали. Народ безмолвно взирал на это варварство. В здании главного храма разместили драматический театр, в другой небольшой церкви - ресторан. Уцелела одна лишь колокольня, ставшая в наши дни визитной карточкой города. Правда, и ее хотели взорвать как ориентир для шпионов, но к тому времени уже был запущен первый спутник, и ученые убедили власти, что космические разведчики найдут и другие ориентиры. Зато из соображений секретности засыпали подземную церковь, подобной которой в России нет. По преданию в село Дивеево - это порядка 20 километров от Сарова - вел подземный ход. Есть он или нет, в начале 50-х проверять не стали. На монастырской колокольне за две недели до начала торжеств в честь 100 летия со дня канонизации святого установили крест, появился и новый четырехтонный колокол - подарок Президента Российской Федерации. Кризис духовных побед. Память — это неприкосновенный запас нашей души, где черпает она силы в минуты жизненных испытаний. Историческая память — тоже неприкосновенный запас народной души, вобравшей в себя всё высокое, самоотверженное, героическое. На карте нашей истории много памятных дат. Мы празднуем дни великих побед над врагами Отчизны, чествуем в эти дни победителей, чтим их подвиги История свидетельствует, что в самые тяжкие времена Россию спасала воинская доблесть, подвижничество и Божия Помощь. Святые иконы, святые чудотворцы, небесные знамения — все это поддерживало сражающихся за веру православную, как заботливые родители поддерживают всю жизнь своих чад. Борьба за освобождение порабощенного Отечества была прежде всего борьбой за веру православную. Великий печальник, игумен земли русской преподобный Сергий благословлял своих чад противостоять не столько иноземной, сколько иноверной экспансии. Защищая Россию и русских людей от бедствий, он не раз являлся им в самые трудные минуты, укрепляя их дух. Так было на Поле Куликовом, когда сказал он накануне битвы Димитрию Донскому: «Иди, господин, призывая Бога, Господь будет тебе Помощником и Заступником. Победишь, господин, врагов своих, как подобает твоему государству». И после отшествия к Небесному Отцу все время был преподобный Сергий рядом с защитниками Троице-Сергиевой Лавры во время шестнадцатимесячной осады монастыря польско-литовскими захватчиками. Никак нельзя было пустить тогда завоевателей в монастырь: очень большую роль играл он в обороне государства и был важнейшим оборонно-стратегическим пунктом на подступах к Москве: прикрывал дороги, соединявшие столицу с городами Севера и Сибири, с Казанью, с Нижним Новгородом, которые были надежным тылом Москвы, снабжали ее продовольствием, деньгами, ратными людьми. Эти мысли стали переполнять все наше внутренее пространство. Но главное – люди, независимо от духовного возраста и воцерковленности, навыка молитвы или его отсутствия, почувствовали приподнятую торжественность, спокойную, тихую, умиротворяющую радость и желание каким-то образом поделится нахлынувшим чувством переполнения Благодатию Божией. Испросив благословения у духовного руководителя паломничества иерея Олега Фокина, мы начали читать акафист преподобному Серафиму Саровскому. И тут автор этих строй явно почувствовал, что вместе с приближением Дивеева появляется и еще одно стойкой чувство того, что вот оно приближается место, где мы и должны находится, наш земной, но уже частично небесный приют, пристанище, место, которое так прекрасно своей тихой радостью. И хоть было так уже не раз, слезы подступили к горлу, и умиление заполнило все внутренние составы. И показалось, что чтение строк, наделенных таким пронзительным ритмом и теплотой, отзывается где-то внутри, в душе знакомым всем православным людям словосочетанием «Здравствуй, радость моя!». Но вот дочитана последняя строчка, и мы в милом сердцу дивном Дивееве. Здесь, как и в любом благодатном месте время течет особенным образом. И ход ему задает наше поведение, отношение в святости. А управляет, выстраивает события определенным образом сам преподобный. Вот простой пример. По-разному повели себя паломники, прибывшие на двух автобусах в эту обитель. Кто-то поторопился выполнить обязательства перед близкими и знакомыми и встал в очередь, чтобы подать записочки, некоторые паломники поторопились в книжную лавку, чтобы пополнить свой багаж душеспасительной литературой, иные уверенной походкой пошли в рубленный домик, где разливают маслице и дают пакетики с сухариками, благословленными к раздаче когда-то самим батюшкой Серафимом. Другие же первым делом пришли в Свято – Троицкий собор, чтобы поклониться печальнику Земли Русской, преподобному Серафиму Саровскому. Так вот, последние не только зарядились от цельбоносных мощей неизбывной всепоглощающей радостью, но и как-то по особому сложился весь их праздничный, по – настоящему пасхальный день в Дивеево. «Летаю, будто на крыльях, -доверительно призналась мне одна паломница и мы поверил ей, ведь и сами могли сказать то же самое. Понятно, что никакой газетной площади не хватит, чтобы описать хотя бы самое главное, что происходило с нами в этот замечательный день. Поэтому опишу все только фрагментарно и посоветую нашим читателям поехать в сентябре по этому маршруту и, как говориться один раз все увидеть самим, приобрести личный паломнический опыт. Увидеть эти прекрасные соборы и храмы: Троицкий, где помещены святые мощи прп. Сепафима Саровского, чудотворная икона Божией матери «Умиление», У которой молился батюшка Серафим, его личные вещи. Великолепный Преображенский собор, храмы Рождества Христова и Рождества Богородицы, Трапезный и другие святыни. Кто не знает дивеевской Канавки Пресвятой Богородицы. Хотя бы раз, но наверное, каждый слышал об этой душе монастыря, величайшей святыне православия, где, по настоящему, чувствуешь небо на земле, а каждый шаг с молитвой равен дням, а иногда месяцам и годам самостоятельного молитвенного делания. Прошу простить за навязывания своего мироощущения, но слышал это и от других паломников. Тепрь она другая, преобразившаяся. Но все та же благодать разлита вокруг. Перекрестившись у креста и вступив на канавку, мы вспомнили ее историю. В пост 1829 года (с 25 февраля по 14 апреля ст. ст.) пришло официальное распоряжение Баташевской конторы о жертве Дивеевской обители трех десятин земли, по просьбе Батюшки Серафима и по обещанию генеральши Постниковой. Радости Батюшки Серафима не было конца. Ведь единственное не исполненное из приказания Царицы Небесной было то, что Мельничная община все еще не была обнесена канавою и валом. Сразу по получении утешительного известия Батюшка Серафим дал кадочку меда Михаилу Мантурову и приказал, чтобы все сестры собрались и, когда обойдут эту землю, то скушали бы мед с мягким хлебом. Когда же начнут обходить эту землю, то ввиду глубокого снега, запаслись бы камушками и клали их между колышками, расставляемыми землемером. Батюшка Серафим говорил, что когда растает снег, то колышки упадут и некоторые затеряются или на другое место вода снесет, а камушки останутся на своем месте. Приказание это было в точности исполнено. Весной Батюшка Серафим велел опахать эту землю сохою по одной борозде три раза, при чем должны были присутствовать Михаил Мантуров, отец Василий и старшие сестры. Землю опахивали по уложенным по меже камушкам, так как многие колышки действительно затерялись или оказались на других местах. Когда же земля высохла совершенно, Батюшка Серафим приказал по заповеди Матери Божией обрыть ее канавою в три аршина глубины и в три аршина ширины/ и повелел вынимаемую землю бросать во внутрь обители, чтобы образовался вал высотою также в три аршина, говоря: "Вы и землю-то когда роете, не кидайте так и никому не давайте, а к себе в обитель... и складывайте". Для укрепления вала он велел на склоне насадить крыжовник. Но сестры медлили начинать копать из-за непомерно тяжелой для них работы. Одна из первых мельничных сестер рассказывала: "Как-то раз чередная сестра ночью вышла из кельи и видит, что Батюшка Серафим в белом своем балахончике сам начал копать Канавку. В испуге и радости, не помня себя, вбегает она в келью и всем нам это сказывает. Все мы, кто в чем только был, в неописуемой радости бросились на то место и, увидав Батюшку, упали ему в ноги, но, поднявшись, не нашли уже его. Толь ко лопата и мотыжка лежали перед нами на вскопанной земле. С аршин уже была выкопана Канавка". Другая сестра из Мельничной общины была накануне у Отца Серафима в Сарове и, проработав, ночевала в его пустыньке: не пустил он ее уйти в Дивеево. А на утро, чуть свет, посылает: "Гряди, гряди, матушка, скажи девушкам, пусть сегодня начинают канавку рыть; я там был и сам начал ее". Шла она и недоумевала, когда же это Батюшка ходил в Дивеево? Приходит, а сестры ей наперебой рассказывают, что на заре видели здесь Батюшку. А она им - свое рассказывает. Дивны дела Твои, Господи! Аршин (71 см), прокопанный Преподобным, и стал началом Святой Канавки. Сестры, пораженные таким чудом, не откладывая, со всем старанием принялись копать заповеданную Канавку. Это было перед праздником Святой Троицы (2 июня ст. ст.). Петом и зимой рыть не переставали. Преподобный Батюшка Серафим, исполняя указания Самой Царицы Небесной, велел сестрам свято соблюдать заповеди и устав, данный Ею для Мельничной общинки. Он говорил, что монастырь станет Лаврой, а это место, обнесенное валом, будет Киновией. Как в Иерусалимский Храм вошла Пречистая Богородица в сопровождении лика девственниц и введена была во Святая Святых, так Сама Она - прообразованная "Ковчегом завета", - указана Батюшке Серафиму, чтобы только девицы принимались бы в место будущей Киновии. Батюшка Серафим приказал вырыть Канавку, чтобы незабвенна была тропа, по которой ежедневно проходит Божия Матерь, обходя Свой удел. Он говорил, что Святую Канавку Сама Царица Небесная Своим пояском измерила; Канавка эта до Небес высока. Она всегда во веки будет стеной и защитой от антихриста. О значении Святой Канавки Преп. Серафим говорил: "Кто Канавку эту с молитвой пройдет, да полтораста Богородиц прочтет, тому все тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев!" Как будто что-то непонятное и даже страшное слышится в этих словах, а на самом деле в них великий смысл. Идти по той тропе, где шествовала Небошественная, Пречистая Пресвятая Дева, идти по Её следам, это значит - вступить в сферу небесной славы, чувствовать себя под непосредственным покровом Небесной Владычицы. Идти по этой тропе, читать архангельское приветствие: "Радуйся, Благодатная", и представлять, что Она, Честнейшая Херувим, здесь, пред тобою, слышит твое приветствие и отвечает тебе милостивым к тебе вниманием и Своею любовию - не достаточно ли этого, чтобы утолилась здесь всякая скорбь и сердце исполнилось всякой радости? Вот почему так почитают все Канавку, и считают святой обязанностью походить по ней, особенно в горе, несчастье и болезни; причем одни проходят один раз, другие три раза подряд, стараясь непременно прочитать 150 раз: "Богородице Дево, радуйся". Рвут на память, а также на исцеление травку и цветы, в том числе больной скотине. Берут и землю с Канавки, вспоминая слова Преподобного: "Будут к нам приезжать посетители, глинку-то с нее брать у вас на исцеление и будет нам она вместо золота!" Так и произошло. Вот мы идем вперед, не думая ни о чем, молясь пресвятой Богородице и находясь будто в каком-то другом измерении. Поймали себя на мысли, что все время улыбаемся и главное нет ничего в мире, что смогло бы помешать этому небыстрому перемещению в православном пространстве где все устоено по-иному, не так как мы привыкли. Крыжовник на склонах, «Богородица, Дево, радуйся…», многочисленные радуги в микрофонтанчиках кристально чистой воды для полива «Благодатная Мария, Господь с тобою…», птичка трясогузка, которая не боится людей, а может по-дружески попрыгать к ноге и «тюк» клювиком ткнуться в ботинок «Благословенна ты в женах и благословен плод чрева твоего», необычная легкость и все внимание только к себе. А душа и тело заполняются невместимой радостью и любовью ко всему окружающему. «Яко спаса родила, еси душ наших». И опять, раз за разом «Богородице…» Я сознательно оставляю в стороне вечернюю службу, на которой, благодаря стараниям устроителей поездки, побывали паломники, но это еще одно наглядное и зримое прикосновение к небу на земле. А потом было омовение в четырех святых источниках - деяние, которое сделало все наше паломничество еще более незабываемым, напитало душу и тело непередаваемой энергией добра, человеколюбия и помогло понять цену истинной радости во Христе, ее отличие от сурогатов и замен, изобретенных изощренным современным умом безбожного человека, ищущего замену утраченного некогда райского блаженства, но желающего найти ее без труда и затрат энергии и сил. Чтобы найти пути к истинным источникам духовного питания и нужны такие паломничества, которые с таким пониманием организовывает фирма «Самарские путешествия». Не стоит забывать, что 80 процентов самарцев считают себя православными. Отсюда произрастает понимание значения этих поездок и вклада организаторов летнего отдыха в возрождение духовных традиций нашей православной Родины. Михаил Щербак
Категория: От избытка сердца | Добавил: Mixail_Borisov (21 Авг 2010)
Просмотров: 2851 | Комментарии: 1 | Теги: Дивеево, канавка, богородица, крыжовник. | Рейтинг: 5.0/4
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Вначале было слово [3]
Мир мой даю вам [31]
материалы для тех кто уже воцерковлен
Православный хронограф [1]
События, факты комментарии, православные вести, новости епархиальной жизни
И свет во тьме светит [46]
Все миссионерские материалы.
Проповедь на паперти [19]
Литература, искусство, культура и православие
От избытка сердца [16]
Записки паломников, творчество наших читателей
Возвращение образа [10]
Православная педагогика, образование, основы православной культуры
Дивен Бог во святых своих [1]
Жития святых прошлых веков и современных
Подснежник [2]
Страница для православных детей
Дорогу осилит идущий [3]
Страница для юношества
Богословие в красках [0]
Иконопись, архитектура
В соц. сетях
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
Мини-чат
Поделиться в соц. сетях:




Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"

Наши друзья

Общество друзей милосердия InetLog.ru
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Яндекс.Метрика