Основные темы сайта:
Главная » Душеполезное чтение » Православная народная газета » Мир мой даю вам

Эх, брат, Стефан, до чего хорош этот твой «варбург»!
Не на сиротские деньги Учил он и других жить скромно. Так случилось, что когда у него как у правящего епископа монахини из монастыря Сопочане близ Нового Пазара просили благословения купить „фичо" (самый маленький в то время автомобиль – «запорожец»), чтобы им было легче возить из города необходимое для монастыря, и чтобы не ездить на автобусе, потому что в дороге случались и разные искушения, он отказал. Объяснение было таким: „Не дело покупать машину на деньги, которые вам жертвуют сироты и бедные, а еще может случиться, что вы поедете по лужам да и забрызгаете их!» В то время, пока он был епископом Рашско-призренским, он долго избегал покупки автомобиля и для своих и для нужд епархии. Он говорил: „Пока в каждом сербском доме на Косово не будет машины, не будет и у меня." Но в конце концов, согласился приобрести только один „варбург", потому что стоил дешево и был удобен для перевозки разных товаров для нужд церкви и других вещей. Епископ Павел редко ездил на нем, потому что чаще всего ходил пешком. От монастыря до монастыря, от церкви до церкви, по всей епархии вдоль и поперек… и не знал он какие бывают автомобили.. Когда однажды его приехал навестить епископ жичский Стефан, с которым они были очень близки еще с времен духовной семинарии и они отправились на «пежо» владыки по епархии, воскликнул владыка Павел: - Эх, брат, Стефан, до чего же хорош этот твой „варбург"! Одна мантия Так же аскетично продолжал жить владыка Павел и когда перебрался в Белград, после избрания на высшую церковную должность. Как и прежде у него была всего одна мантия. Сестра Агица, которую он часто навещал подшучивала над ним: „Что ты за патриарх, когда у тебя всего одна мантия?" На что новоизбранный патриарх отвечал: „Зачем мне больше, я не могу одеть одновременно две!» „Мерседес" Жители Белграда часто встречали патриарха Павла на улице, в трамвае, в автобусе… Однажды, когда он поднимался вверх по улице короля Петра, где находится Патриархия, один известный священник, одного из самых известных белградских храмов догнал его на новейшем роскошном „мерседесе", остановился, вышел и обратился к патриарху: - Ваше Святейшество, позвольте я подвезу Вас! Только скажите куда нужно… Патриарх , не желая ему отказать, сел в машину, как только машина тронулась, разглядев как роскошно выглядит эта машина, патриарх спросил: - А, скажи мне отче, чья же это машина? - Моя, Ваше Святейшество! – как бы похвалился протоиерей. - Остановитесь! – потребовал патриарх Павел. Вышел, перекрестился и сказал священнику: - Бог Вам в помощь! И пошел своей дорогой. По очереди А однажды, когда он возвращался на трамвае в Патриархию, случилось нечто невероятно. В переполненном трамвае , который ехал к главному городскому вокзалу, кто–то воскликнул: „Вот, смотрите, Патриарх!" и стал пробиваться к нему под благословение. За ним двинулись и другие, началась настоящая давка. Водитель остановил трамвай и потребовал, чтобы все, кроме патриарха, вышли на улицу. Оставив открытыми только одни двери , сказал : „А теперь по одному…» И так все, без толкучки подходили под благословение Святейшего. Видит, что хочет В Патриархии часто вспоминают один диалог между патриарха и дьякона, (который всюду его сопровождал), перед отъездом на службу в церковь на Бановом холме. - Как поедем, на машине? – спросил диакон, подсказывая ответ. - На автобусе! – решительно ответил патриарх. А теплое утро обещало жаркий день. Дьякону страшно не хотелось ехать городским транспортом. - Далеко, в автобусе душно, давка…- старался уговорить патриарха дьякон. - Поехали! – кратко и твердо отвечал Его святейшество, уже шагая вперед, решительно, со звоном, ударяя жезлом по асфальту . - Но… – семеня за ним, дьякон выдвинул новый, как ему казалось неопровержимый аргумент – Ваше Святейшество, лето, многие идут купаться на Аду Циганлию (белградский пляж), в автобусах полно полуголых людей…не удобно.. Патриарх на минуту остановился, повернулся к своему помощнику и сказал: - Знаете, отче, каждый видит то, что хочет! Зачем тебе вспышка? Один из самых известных сербских фоторепортеров Вицан Вицанович пришел, чтобы сфотографировать патриарха для своего журнала. Но, будучи атеистом, он не знал точно, как надлежит обратиться к патриарху. В ходе съемки, желая объяснить, как нужно встать, чтобы получился хороший снимок, он сказал: - Ваше светлейшество….. На что Патриарх спросил: - Если я сам светлейшество, то зачем тебе вспышка? Но, когда выпьем… Его Святейшество не знал празднословия, но бывало, что он словом „жертвовал собой", ради назидания. Так случилось, что один гуляка, который нередко проводил время в ресторанчике „Знак вопроса", напротив Патриархии, как только видел, что патриарх идет мимо Патриархии или Кафедрального собора, всякий раз перебегал улицу, чтобы взять благословение. И однажды, заикаясь сказал: - Ваше святейшество, мы с тобой лучшие люди в этом Белграде! Патриарх, видя, что тот не вполне твердо стоит на ногах, ответил : - Да, твоя правда, но видит Бог, когда напьемся, то хуже всех. Конечно, патриарх никогда не пил, но таким образом, он взял на себя часть греха этого человека и с юмором, чтобы не обидеть его, указал на слабость и порок, которым тот страдал. Не мешайте нам В период, когда владыка Павел был избран за патриарха сербского, множество делегаций и многочисленные высокие иностранные представители выражали желание встретиться с Его святейшеством. Его сотрудникам это не очень нравилось, так как они боялись, что новый патриарх может растеряться и не будет знать как себя вести, так как , большую часть жизни он провел в монастыре . живя монашеской жизнью и не имел опыта мирской дипломатии. Попросил об аудиенции и очень тогда активный американский посол в Белграде Уоррен Циммерман. Патриарх принял его в Патриарших палатах. Посол передал приветствия и поздравления от имени американского народа, от имени американского президента и от себя лично. И после разговора на общие темы, посол спросил патриарха: - Чем мы можем вам помочь? Патриарх взглянул на него и ответил просто: - Ваше превосходительство, а Вы не мешайте нам и так вы нам поможете! Циммерман растерялся, не зная что ответить. Но время показало, что это была самая мудрая просьба. (Из книги Йована Янича „Будем людьми»)
Несколько историй о Сербском
Патриархе Павле
Юрий Максимов Я никогда не видел лично Патриарха Павла, хотя наслышан о нём давно. Впервые я попал в Сербию осенью 2006 года. Я очень хотел увидеть Святейшего, тем более, что, насколько я знаю, обычно он был вполне доступен. Не то чтобы я рассчитывал на аудиенцию, просто хотелось посмотреть своими глазами на святого человека наших дней и подойти к нему под благословение, и уже это было бы счастьем. Но не вышло. Как раз тогда, осенью 2006-го здоровье его ухудшилось, а в последующие разы становилось всё хуже. Видимо, я оказался недостоин того, чтобы увидеть Святейшего Павла. Но зато, будучи в Сербии, я услышал множество примечательных историй о нём от заслуживающих доверия людей, и хотел бы ими поделиться. Святейший Патриарх Павел - это явление уникальное для нашего времени и потому, конечно, бессмысленно пытаться делать его опыт планкой для других Патриархов, точно так же, как, например, опыт святого Филарета Милостивого или святого Алексия, Человека Божия делать планкой для большинства современных мирян. У каждого своя мера и свой образ подвига. Мне кажется, можно просто порадоваться, что при нашей жизни был и есть такой человек в Православной Церкви. Известно, что Сербский Патриарх, и будучи наделён столь высоким саном, продолжал аскетические подвиги и старался держаться очень скромно, причём это у него выходило очень естественно, без какого-либо нарочито показного оттенка. Он ходил по городу пешком или ездил на обычном транспорте, среди людской давки, был нестяжательным, и питался так же мало, как древние отцы-пустынники, - просто потому, что он был таков. Госпожа Яня Тодорович рассказывала мне историю, случившуюся с её сестрой. Та как-то попала на приём к Патриарху по какому-то делу. Обсуждая дело, она случайно посмотрела на ноги Патриарха и пришла в ужас при виде его обуви - это были старые, некогда порванные, а затем заштопанные ботинки. Женщина подумала: "какой позор для нас, сербов, что нашему Патриарху приходится ходить в таком рванье, неужто никто не может подарить ему новую обувку?" Патриарх тут же с радостью сказал: "Видите, какие у меня хорошие ботинки? Я их нашёл возле урны, когда шёл в Патриархию. Кто-то выбросил, а ведь это настоящая кожа. Я их немного подшил - и вот, они ещё долго смогут послужить". С этими же ботинками связана ещё одна история. Некая женщина пришла в Патриархию с требованием поговорить с Патриархом по неотложному делу, о котором она может сказать только лично ему. Такая просьба была необычной, и её не сразу пустили, но всё же настойчивость посетительницы принесла плод, и аудиенция состоялась. Увидев патриарха, женщина с большим волнением сказала, что этой ночью ей приснилась Богородица, которая велела принести Патриарху денег, чтобы он мог купить себе новую обувь. И с этими словами посетительница протянула конверт с деньгами. Патриарх Павел, не беря конверта, ласково спрашивает: "А в каком часу вы легли спать?" Женщина, удивившись, ответила: "Ну... где-то в одиннадцать". "Знаете, я лег позже, около четырёх часов утра", - отвечает Патриарх, - "И мне тоже приснилась Богородица и просила передать Вам, чтобы Вы эти деньги забрали и отдали тем, кто в них действительно нуждается". И не взял денег. Однажды, подходя к зданию Патриархии, святейший Павел заметил много стоявших у входа иномарок и поинтересовался, чьи это машины. Ему сказали, что это машины архиереев. На что Патриарх с улыбкой сказал: "Если они, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?" Как-то раз Патриарх летел куда-то с визитом на самолёте. Когда они пролетали над морем, самолёт попал в зону турбулентности и стало трясти. Молодой архиерей, сидевший рядом с Патриархом, спросил, что он думает о том, если самолёт сейчас упадёт. Святейший Павел невозмутимо ответил: "В отношении себя лично я восприму это как акт справедливости: ведь в жизни я съел столько рыбок, что неудивительно, если теперь они съедят меня". Может быть, не лишним будет также привести отрывок из беседы Николая Кокухина с диаконом Небойшей Тополичем: «По милости Божией у нас есть такой духовный пастырь, как Святейший Патриарх Павел… Он ведет аскетическую жизнь и является для нас живым примером евангельского пастыря. Он живет во Христе в полном смысле этого слова… Как православный монах он постится, то есть не кушает мясо, а в понедельник, среду и пятницу у него очень строгий пост… Он каждое утро служит литургию в маленькой часовне, которая находится в здании Патриархии. Там нет хора, а поют только прихожане… Он сам облачается перед службой и сам разоблачается после службы, он сам исповедует прихожан и сам причащает их. Подрясник и рясу он носит с тех пор, как постригся в ангельский чин (а это произошло пятьдесят лет назад). И не меняет их. Он сам стирает, гладит и чинит их. Он сам себе готовит пищу. Однажды он рассказал мне, как из женских сапог сшил себе хорошие ботинки, у него есть все сапожные инструменты, он может отремонтировать любую обувь. Он часто служит в разных храмах, и если увидит, что у священника порвана ряса или фелонь, он говорит ему: «Принеси, я починю ее»… Пребывание рядом с таким человеком - это большое благо для воспитания собственной души, для духовного возрастания». При этом Патриарх Павел является доктором богословия (это звание ему было присвоено ещё до патриаршества), он автор нескольких книг – монографии о монастыре святого Иоанникия Девичского и трехтомника «Да станут нам яснее некоторые вопросы нашей веры», некоторые выдержки из которого недавно были опубликованы в переводе на руский язык. Сейчас Патриарху Павлу идёт 95-й год. Из-за слабого здоровья он уже давно находится в больнице. Функции по церковному управлению исполняет Синод Сербской Православной Церкви. Патриарх Павел уже неоднократно просил отправить его "на покой" (то есть, в отставку) по состоянию здоровья, но на минувшем Архиерейском Соборе было решено, что он останется духовным главой Сербской Церкви до самой смерти. Патриарх Павел был очень близок к народу и народ его очень любит. Его фигура уникальна даже для Сербской Церкви и следующий Патриарх, конечно, будет уже другим.
Срджа Трифкович Патриарх Сербский Павел
Памяти предстоятеля Сербской православной церкви (СПЦ) "Будем защищать себя от бесчеловечности, но будем еще сильнее защищаться от бесчеловечности в себе" – Патриарх Павел. Зимой 1913-1914 года, когда был зачат человек, назначенный судьбой стать 44-м Патриархом Сербской Православной Церкви, жизнь приводили в движение лошади и паровые двигатели. Мир казался упорядоченным и стабильным. Бедствий ХХ века – двух мировых войн, революций, гражданских войн, геноцидов, изгнаний, страданий 10 миллионов новых христианских мучеников – ничто не предвещало. В том старом мире сербская нация, хотя и разделенная двумя маленькими царствами и двумя могущественными империями – Оттоманской и Габсбургской, казалось, была сильна и полна надежд на будущее. Вскоре после начала "европейского пожарища", 11 сентября 1914 г., в праздник Усекновения главы Иоанна Крестителя, в семье Стойчевичей в деревне Кучанцы, что находится сегодня в восточной Хорватии, родился мальчик. Предки этой семьи пришли на разоренную турками границу Габсбургской империи во время Великого переселения сербов в 1690 г. из Косова, сербской провинции, откуда они были изгнаны – с этим краем Патриарху суждено было связать свою жизнь. Дни после начала Первой мировой войны были тяжелым временем для сербов Автро-Венгрии: именно на них возложили коллективную вину за убийство в Сараево эрцгерцога Франса Фердинанда. Они стали объектами нападок толпы и преследований полиции. Для матери же новорожденного Гойко Анны, главными заботами были набирающая обороты война, стремительный рост цен и отсутствие мужа Стефана: несколько месяцев назад он отправился в Америку в поисках работы. В начале 1917 года, незадолго до того, как в бой вступили США, превратив войну в поистине мировую, Стефан Стойчевич вернулся домой – без пени в кармане – чтобы умереть от туберкулеза, который он подхватил в цехах и съемных комнатах западной Пенсильвании. Год спустя Анна снова вышла замуж, но вскоре умерла при родах. Гойко и его старший брат Душан остались на попечении тетки, которая воспитывала их, как собственных детей. Гойко был слабым ребенком, непригодным для сельских работ, но, разглядев в нем способности к обучению, его тетка, несмотря на бедность, сделала все, чтобы дать ему хорошее образование. После окончания Четвертой гимназии в Белграде юный Гойко поступил в православную духовную семинарию в Сараево. Во время Второй мировой войны, страдая от туберкулеза, он нашел убежище в Троицком монастыре на Овчаре, в центральной части Сербии. В 1944-м году ему предрекали не более трех месяцев жизни. Его выздоровление, во времена, когда пенициллин еще не изобрели, казавшееся чудом, подвигло его принять монашеский постриг в 1946-м году и взять имя его любимого святого Павла. Сербская Православная Церковь, потерявшая за годы Второй мировой войны четверть своих святынь и пятую часть духовенства, была оставлена на милость воинствующей атеистической клики Тито. Большая часть церковного имущества была конфискована сразу по окончании войны, церковное образование было фактически запрещено, участие в церковной службе строго наказывалось, а часто и вовсе запрещалось. Однако монах Павел за эти годы достиг существенного интеллектуального и духовного прогресса. В 1954 году он был рукоположен в иеромонаха. После окончания аспирантуры в Афинах Павел стал архимандритом, а всего несколько месяцев спустя был хиротонисан во епископа Рашко-Призренского. Епископ Павел оставался главой этой древней епархии, в состав которой входили Косово и Метохия, в течение 33-х лет, до 1990-го года, когда он был избран Патриархом. Долгие годы авторитарного правления Тито были нелегким временем для Сербской Православной Церкви. Патриарх Герман, избранный в 1958 году, должен был балансировать на тонкой линии между задачей сохранения Сербской Православной Церкви в условиях враждебной политической среды и необходимостью налаживать рабочие отношения с коммунистическим режимом. Эта дилемма, так хорошо знакомая русским, имела для Сербской Церкви схожие последствия – то, что ошибочно называют "Американским расколом". Раскол быстро вышел за границы Америки, вызвал глубокие расхождения и оставил след в сербских общинах по всему миру. Сегодня известно, что белградский режим тайно поддерживал разделение церкви, разжигая рознь с помощью внедренных в эмигрантские круги агентов. Будучи епископом Косова, Павел постоянно сталкивался с бедствиями, различными по своей природе, но сходными по размерам. Во время Второй мировой войны, пытаясь одержать победу над косовскими албанцами в битве за власть, Тито пообещал им автономию и изменение положения края в их пользу после окончания войны. Во время войны албанские коллаборационисты изгнали из Косова более 100 000 сербов. В это трудно поверить, однако после 1945 года сербам не позволено было вернуться домой. С конца 50-х до начала 80-х годов край покинуло еще 200 000 сербов, в основном, не по своей воле. На землях, покинутых сербами поселилось 200 000 албанцев. Албанские "кадры" получили контроль над местными коммунистическими органами. В 1948 году албанское население составляло около половины населения Косова, к 1981 году – 78%, сегодня – 90%. В 70-х годах православные священники подвергались в Косове ежедневным нападкам. Павел и сам становился жертвой насилия: один раз албанец напал на него, когда епископ шел к почтовому отделению Призрена, другой раз Павла ударили по лицу на главной городской автобусной станции. Власти, разумеется, "не смогли" найти преступников, не говоря уже о том, чтобы предъявить им обвинения. Монастырское имущество было испорчено или конфисковано задолго до волны разрушений 1999-го года, когда НАТО развязало руки Армии освобождения Косова. Крупнейшая церковь Метохии в Дьяковице была разрушена властями, чтобы освободить пространство для массивного монумента в честь "партизанского движения". Албанское сепаратистское движение в Косове, закономерное следствие титовского порядка, подготовило почву для прихода Слободана Милошевича, неокоммуниста и квазинационалиста. Кровавый распад Югославии, длившийся с 1991 по 1999 год, стал запоздалой расплатой для Тито и его идеологических последователей Павел был избран Патриархом в декабре 1990 года, накануне распада страны. Сам он не претендовал на этот пост, однако был избран, как компромиссная фигура, так как ни один из двух лидеров голосования не смог собрать необходимого большинства голосов. В течение последующих безрадостных лет он не уставал повторять, что "никакими интересами, ни личными, ни государственными, нельзя оправдать бесчеловечность". Когда в бывшей Югославии лились реки крови, он призывал верующих молиться не только за своих союзников, но и за врагов, так как "они гораздо больше нуждаются в спасении". Во время встречи с американским послом Уорреном Циммерманом в 1991 году на вопрос посла о том, чем Америка могла бы помочь Патриарху и церкви, Павел, не моргнув глазом, ответил: "Ваше превосходительство, самое большее, что вы могли бы сделать, это не делать ничего, чтобы нам навредить". Этому не суждено было сбыться. В государственном устройстве Югославии было слишком много трещин, поэтому не могло быть серьезных возражений против того, чтобы хорваты и боснийские мусульмане создали свои национальные государства. Но не было также и оправдания тому, что 2 миллиона сербов, живущих западнее реки Дрина, были силой присоединены к этим государствам, не получив при этом никаких гарантированных прав. Югославия была образована в 1918 году, как союз южнославянских народов, а не государств. И распад этого союза должен был происходить по тому же принципу. Это было и остается настоящим основанием югославского конфликта с того момента, когда прозвучали первые выстрелы в 1991 году. Политическая суть этой войны в западном мире, и в особенности в США, всячески замалчивалась. Вместо этого создавался образ сербов, как примитивных ультранационалистов, жаждущих занять чужие земли. Самые резкие из подобных обвинений разом перекочевали из мусульманских и хорватских источников в средства массовой информации, резолюции конгресса, псевдоправовые бессмысленные выводы Гаагского трибунала и, в конечном итоге, в боевые приказы НАТО. К сожалению, многие сербы не последовали призыву Патриарха Павла: "Если мы будем жить, как божьи люди, на Балканах и в мире хватит места всем народам. Если же мы уподобимся Каину, весь мир будет слишком мал и для двоих". Но постоянное изображение сербов в обличии демонов, а косовских и боснийских мусульман – в образе невинных жертв этнической и культурной нетерпимости подготовило почву для построения постмодернистской квазиреальности. Патриарх Павел, к своему огорчению, прекрасно понимал это, однако воздерживался от заявлений, которые могли счесть политическими. Он промолчал даже тогда, когда хорватские власти разрушили православную церковь в его родной деревне, в которой его крестили в 1914 году. Западная пресса часто критиковала его за появление на официальных мероприятиях, которые посещал Милошевич, даже, несмотря на то, что присутствие Патриарха обусловливалось протоколом и традициями, однако в 1997 году он также молчаливо присутствовал на собрании, потребовавшем отставки Милошевича. Патриарх Павел был крайне удручен тем, что после краха коммунистического режима Сербия попала под власть идеологии обогащения. "Я хотел бы стоять у дверей банкетных залов и других мест встреч богатых, стоять и молиться за наших бедных братьев и сестер и их детей. Мы должны яростно стыдить тех, кто столь открыто опускается до высокомерной жадности, а не возмущаться за закрытыми дверьми". Его легендарная скромность выражалась в привычке пользоваться общественным транспортом и нелюбви к автомобилям с водителями. В 2006-м году во время Священного Архиерейского Собора он проходил мимо здания Патриархата и обратил внимание на длинный ряд припаркованных "Мерседесов", "БМВ" и "Ауди". Павел поинтересовался у секретаря, чьи это машины. "Архиерев, приехавших на Собор, Ваше Святейшество". – ответил секретарь. "Интересно, – заметил Патриарх, – на чем бы они ездили, если бы не давали обет нестяжательства". Сербии повезло: в самые тяжелые времена ей помогали политически дальновидные Патриархи, в частности, Патриарх Арсений III (Црноевич) во время турецких войн и Великого переселения сербов в 1690 году и Патриарх Гаврило (Дожич) во время Второй мировой войны. Патриарх Павел принадлежал к другой традиции. Это был, скорее, мистически набожный монах, нежели уверенный руководитель церкви. Как Патриарх, он гармонично сочетал в себе три функции: отца, священника и пророка. Он осмыслил и принял, как жизненный принцип завещание князя Лазаря, мученически погибшего в Косове в 1389 г.: "Царствие земное мало и презренно, но Царствие небесное вечно и безгранично". Перевод Дарьи Ванчковой Серж Трифкович – писатель историк, специалист по международным отношениям
Молитва патриарха
Юрий Максимов

Сегодня состоялось погребение Сербского Патриарха Павла, который почил 15 ноября сего года. Представляется уместным кратко рассмотреть основные вехи его долгого жизненного пути. Его Святейшество патриарх Павел, сорок четвёртый Предстоятель Сербской Православной Церкви, родился 11 сентября 1914 года в селе Кучанцы. В то время оно находилось на территории Австро-Венгерской империи, а сейчас находится в Хорватии. Мирское имя его было Гойко Стойчевич. Отец его был серб, а мать — хорватка, оба они умерли, когда их сын был ещё младенцем, и воспитывала его тётя. Будущий патриарх с детства был слаб здоровьем, потому его не привлекали к обычным деревенским работам, но отправили учиться. В 1929 г. он окончил гимназию в Белграде, затем поступил в семинарию в Сараево, которую окончил к 1936 г. Вернувшись в столицу, Гойко поступил сразу на медицинский и на богословский факультеты Белградского Университета — первый он оставил после второго курса, а второй окончил как раз перед началом Второй мировой войны. Во время войны по приглашению своего школьного друга будущий патриарх поселился в монастыре Святой Троицы на Овчаре, затем преподавал Закон Божий детям беженцев в местечке Баня Ковиляча. В это время он тяжело заболел, врачи диагностировали туберкулёз и предрекали, что осталось ему лишь три месяца жизни. Гойко перешёл в монастырь Вуян и здесь получил от Господа исцеление. Уже после войны, в 1946 г. он принял монашество с именем Павел в Благовещенском монастыре и тогда же был рукоположен в диаконский сан. С 1949 по 1955 гг. служил и подвизался в обители Рача, где нес различные монастырские послушания. В 1950/1951 учебном году преподавал в Призренской семинарии в честь святых Кирилла и Мефодия. Рукоположен в сан иеромонаха в 1954 г. Затем с 1955 по 1957 гг. изучал Священное Писание Нового Завета и литургику на Богословском факультете в Афинах. В мае 1957 г. иеромонах Павел был избран, а в сентябре того же года хиротонисан во епископа Рашко-Призренского — эта епархия на Косово и Метохии. Епископ Павел активно строил здесь новые храмы и восстанавливал разрушенные или обветшавшие. Много путешествовал и служил во всех приходах своей епархии. Особенно заботился о Призренской семинарии, где преподавал церковное пение и церковнославянский язык. Патриарх занимался и научными трудами. Он автор монографии о монастыре святого Иоанникия Девичского, также с 1972 г. он печатал статьи, которые позднее были изданы в трехтомнике «Да станут нам яснее некоторые вопросы нашей веры»; некоторые выдержки из этого труда недавно были опубликованы в переводе на руский язык. Также владыка Павел занимался редактированием и подготовкой к изданию многих богослужебных книг. В 1988 году Богословский факультет в Белграде присвоил ему степень доктора богословия (honoris causa). Долгое время он был председателем синодальной комиссии по переводу Священного Писания Нового Завета. Этот перевод был официально одобрен Церковью и издан в 1984 г. Также епископ Павел был председателем синодальной богослужебной комиссии, которая готовила к изданию служебник на сербском языке. В ноябре 1990 г. по решению Священного Архиерейского Собора СПЦ епископ Павел был избран Предстоятелем Сербской Церкви, став преемником заболевшего патриарха Германа. Интронизация Патриарха Павла состоялась 2 декабря 1990 года в кафедральном соборе Белграда. Период патриаршества Его Святейшества Павла выпал на очень тяжёлое время: распад Югославии, война с хорватами и боснийцами и натовская агрессия в середине 1990-х годов, затем волнения в Косово и вторая агрессия НАТО против Сербии, отделение Черногории, где при поддержке властей возникла и поддерживается раскольническая «Черногорская Церковь», наконец, насильственное и противозаконное отторжение Косово от Сербии. Во всех нелёгких событиях, Патриарх поддерживал и утешал свою паству. Патриарх был известен своим очень скромным образом жизни, был доступен и прост в общении, внимателен к своим клирикам и пастве. Люди искренне любили своего Патриарха, многие считали его современным святым. Его авторитет был велик и во Вселенской Православной Церкви. С первосвятительскими визитами Патриарх Павел посещал свою паству не только в странах бывшей Югославии, но и сербов в Австралии, Америке, Канаде и Западной Европе. За время его патриаршества произошло немало позитивных событий. Был открыт ряд семинарий, восстановлен в рамках Белградского Университета богословский факультет, возобновлено преподавание Закона Божия в школах. Был в 1992 г. уврачёван «американский раскол», возникший в среде сербов США во время коммунистической Югославии — своего рода некий аналог Русской Зарубежной Церкви. Велась большая работа по уврачеванию македонского раскола, и хотя из-за того, что достигнутые в Ниш соглашения были потом отвернуты со стороны раскольнической «Македонской Православной Церкви», тем не менее, при активном участии Патриарха в Македонии всё же появилась вновь каноническая Церковь юрисдикции Сербского Патриархата, после того как в 2002 г. перешёл из раскола митрополит Велесский Иоанн, и были рукоположены другие архиереи, и таким образом возрождена Православная Охридская Архиепископия, несмотря на сильное противодействие со стороны македонской власти и раскольников. С 2007 г. состояние здоровья патриарха ухудшилось настолько, что он был вынужден проводить всё время в палате Военно-медицинской академии. Неоднократно Патриарх обращался к Архиерейскому Собору с просьбой об увольнении на покой по состоянию здоровья, но архиереи Сербской Церкви сочли лучшим не избирать нового Патриарха при жизни Его Святейшества Павла, считая его Предстоятелем Церкви. 15 ноября 2009 года Патриарх Сербский Павел отошел ко Господу в 10 часов 45 минут после принятия Святых Христовых Таин. Из великого наследия почившего Патриарха Павла хочется предложить вниманию русского читателя его молитву — это особые прошения, которые были составлены им во время войны на территории бывшей Югославии, их следовало вставлять на богослужении в сугубую ектенью. Эта молитва показывает, какое отношение Патриарх Павел имел к тем трагическим событиям, и какое отношение взращивал среди своей паствы. В ней также содержится немалое назидание всем тем, кто терпит обиды и притеснения от врагов. «О милости Божией к нам, недостойным рабам Его, да сохранит всех нас от ненависти и злых дел, и да вселит в нас любовь самоотверженную, по которой все узнают, что мы ученики Христовы, народ Божий, как и святые предки наши, и да вовек знаем, как определить истину и справедливость Царства небесного, Господу помолимся. О всех тех, кто чинил неправду ближним своим, угнетал сирот или невинную кровь пролил, воздавая ненавистью за ненависть, да дарует им Бог покаяние, просветление ума и сердца и воссияние души светом любви ко врагам, Господу помолимся. Господи, сколь много врагов, воюющих против нас и говорящих: нет им помощи ни от Бога, ни от людей. Господи, простри к нам руку Твою, да станем народом Твоим и по вере и по делам. Если надлежит пострадать нам, пусть будет это на пути справедливости Твоей и истины Твоей, — не допусти, чтобы то было по неправде нашей или по ненависти к кому-либо. Рцем вси усердно: Господи, помилуй! Ещё молимся Богу, Спасителю всех людей, и за врагов, — да отвратит их человеколюбивый Господь от насилия над православным народом нашим; дабы не рушили наши святые храмы и могилы, не убивали детей, и народ не изгоняли, но да и они пусть обратятся на путь покаяния, правды и спасения. Рцем вси усердно: Господи, помилуй!» Православие. ру
Категория: Мир мой даю вам | Добавил: Mixail_Borisov (01 Дек 2009)
Просмотров: 3126 | Теги: предстоятел., патриарх, Югославия | Рейтинг: 5.0/3
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Вначале было слово [3]
Мир мой даю вам [31]
материалы для тех кто уже воцерковлен
Православный хронограф [1]
События, факты комментарии, православные вести, новости епархиальной жизни
И свет во тьме светит [46]
Все миссионерские материалы.
Проповедь на паперти [19]
Литература, искусство, культура и православие
От избытка сердца [16]
Записки паломников, творчество наших читателей
Возвращение образа [10]
Православная педагогика, образование, основы православной культуры
Дивен Бог во святых своих [1]
Жития святых прошлых веков и современных
Подснежник [2]
Страница для православных детей
Дорогу осилит идущий [3]
Страница для юношества
Богословие в красках [0]
Иконопись, архитектура
В соц. сетях
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
Мини-чат
Поделиться в соц. сетях:




Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"

Наши друзья

Общество друзей милосердия InetLog.ru
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Яндекс.Метрика