Основные темы сайта:
Главная » Душеполезное чтение » Православная народная газета » От избытка сердца

БЛАГОЧЕСТИВЫЙ РОД ИЛЬДИЯРОВЫХ
Здравствуйте, уважаемая редакция! Благодарю Бога, что по молитвам моей матушки Дарьи, Он дал мне возможность встречаться и общаться со священниками старого поколения. В тяжелые годы террора они перенесли на своих плечах все тяготы и лишения нечеловеческих гонений и страданий. Мы, их чада и послушники, вспоминаем об этих батюшках со скорбью и благодарностью лишь тогда, когда они уходят в мир иной. Такие мысли навеяло мне последнее посещение могилы моего наставника, друга отца Иоанна. Душа наполняется сердечной теплотой, когда мы вспоминаем о священниках отце и сыне Ильдияровых – настоятелях Михайло-Архангельского храма села Старые Сосны. Запомнились слова односельчанина Николая Рамзаева, работавшего в советские годы в правоохранительных органах Куйбышева:
- Я учился с Иваном в одной школе. До сих пор с благодарностью вспоминаю батюшек Сергия и Иоанна за их ревностный труд, заботу и внимание к односельчанам, за то, что они разделяли беду сельчан. Таких батюшек я больше в жизни не встречал.
Сегодня я хочу написать о них несколько писем в редакцию вашей нужной и интересной газеты.
Неумолимо бежит время: более полувека назад за общение со священниками и посещение церкви нас – мирян преследовали и всячески прорабатывали, а то и строго наказывали. Только теперь можно рассказать об этом, показать фотографии той поры, когда доносы и стукачество процветали. Агенты НКВД обязывали священников подавать списки посещающих церковь. Неисполнение этого предписания каралось вплоть до расстрела.
За полвека фотографии выцвели, многое стерлось из памяти. Но отчетливо сохранился образ батюшки Сергия, стоящего на фоне церкви и благословляющего меня в дальнюю дорогу жизни:
- Иди, сынок, с Богом и постарайся не потерять Божию благодать. В кресте и молитве твое спасение.
Невысокий мужчина в потертой рясе. Суровое, изнуренное постоянными тревогами и переживаниями лицо с чуть прищуренными глазами, густая черная окладистая борода. Таким из далекого детсва предстает мой первый учитель и наставник Православия батюшка Сергий.
Памятна первая встреча с батюшкой. Мы пришли с мамой на службу в церковь задолго до ее начала. От нашей деревни Михайловка до Старых Сосен – восемь километров. Мы прошли босиком полями и лесами. Перед оградой мама повесила мне на шею крестик, поправила вихры и одежду. Я надел «праздничные сандали» на свои, покрытые ципками босые ноги.
Батюшка улыбнулся и пригласил меня в церковь. Егоза и забияка, я словно потерял дар речи. Иконы и убранство храма завораживающе подействовали на детскую душу.
Из уст батюшки Сергия мы с мамой получили первые азы духовной азбуки. Запомнилась скромная обстановка в доме отца Сергия, небогатый стол из деревенских продуктов. В основном картошка и капустные пироги, томленные в печи. А держать свое хозяйство в годы моего детства священникам запрещалось.
Моя мама, Дарья Ивановна, крестилась, венчалась, причащалась в этой церкви. Здесь в купели побывали все ее одиннадцать детей: Анатолий, Виктор (умерший по болезни в три года), Виктор, Валентина, Владимир, Раиса, Николай, Мария, Алексей, Антонина, Александр.
Как много сделали для рода Аникиных батюшки Ильдияровы! Не скрою, они прибегали ко всевозможным хитростям, чтобы обезопасить наш род от наказаний за посещение церкви и связь со священнослужителями.
Время было голодное, холодное и страшное. В полной мере его тяготы испытал на себе мой дедушка Иван Петрович. В народе его звали «Булка». Как большевик и директор хлебокомбината в Бугурусланском уезде он один из первых узнал о директиве, предписывающей истреблять священников. Ночью дедушка тайно вывез из Бугуруслана на окраину села Старый Байтермиш свою родную сестру монахиню Ефросинью. Благодаря ее молитвам, он впоследствии избежал расстрела. Через 10 лет кто-то сообщил в органы о «дедушкином подвиге».
После переезда Ефросинья стала посещать Старососнинскую церковь и через нее дедушка передавал священникам самые свежие новости из центра. Так образовалась скрытая от постороннего глаза связь и взаимовыручка.
Уже в советское время отец Иоанн объявил меня своим братом. До сих пор прихожане этого храма спрашивают меня, что это значит. «Да в христианстве мы все «братья и сестры», отвечаю я им. А тогда младший Ильдияров назвал меня кровным родственником, чтобы обезопасить от компетентных органов.
Батюшка оберегал меня от неприятностей по службе. Я работал в Аэрофлоте и обязан был носить служебную форму с погонами. КГБ строго следил за «порочащими связями» людей в форме. Приходилось осторожничать.
Разговаривал батюшка спокойно, уверенно. Он хорошо знал всех своих прихожан. К нему на исповедь тайком приходили люди из многих сел в округе. Приходили пешком. Иногда ночевали в сторожке. А просфоры, которые давал священник, были для нас вкуснее всяких коврижек. Батюшку слушали с затаенным дыханием, его простые, искренние, мудрые слова глубоко западали в сердце человека. Отец Сергий говорил нам:
- Никогда и никого не осуждайте, не проклинайте. Ибо всякое проклятье вернется к проклинающему.
Через двадцать лет я убедился в истинности сказанных батюшкой слов и благодарен ему за науку.
Батюшка учил во время поста, особенно в Страстную неделю петь определенным распевом молитву: «Господи, помилуй, помилуй меня, Господи!»
Он часто напоминал:
- Всегда при себе имейте крестик. В нем и в молитве ваше спасение.
Двадцать с лишним лет моя мама усердно исполняла этот батюшкин наказ: вшивала крестики в одежду своих детей. Оберегала и спасала нас молитвой. И в какие бы передряги мы не попадали, всегда оставались живы, благодаря батюшкиной науке. Как забыть все это? Как отблагодарить?
В то страшное время нельзя было верить наполовину. Память сохраняла примеры жизни в нравственной чистоте наших предков. Вера в Бога тогда была истинной, глубокой.
И в этом большая заслуга отца Сергия. Православная литература почти не издавалась, да и хранить ее дома было опасно. Каким-то образом прихожане храма только со слов батюшки знали основные молитвы и заповеди. А я, уже будучи взрослым, со средне-специальным образованием долго не мог заучить молитву «Да воскреснет Бог».
- Спаси, Господи, и помилуй, - вот ваша первая и основная молитва, - наставлял он.
Нередко в храме было холодно. Но каждое прикосновение батюшкиной руки согревало прихожан. Именно отец Сергий научил своих прихожан кротости, послушанию, благочестию. Советовал за все благодарить Бога. А за ответ «Спаси Бог» меня часто наказывали в школе.
- Господь кого любит, того и наказывает, - утешал меня батюшка.
Отец Сергий научил нас премудрости тайного исполнения православных правил.
Перед приемом пищи мы мысленно читали молитву и незаметно делали поклон, поскольку в открытую совершить это было невозможно. А притрагиваясь к трапезе, украдкой ложкой изображали крест на поверхности пищи или питья. Вставая из-за стола, незаметно кланялись, и вновь мысленно благодарили Бога.
Отец Сергий научил нас отличать верующих от гонителей христианства, да и многому другому, что очень пригодилось в жизни.
В школе с шестилетнего возраста мне твердили о вреде религии, высмеивали священников, наказывали за ношение нательного креста. Сестрица Антонина до сих пор с ужасом вспоминает, как на уроке с нее снимали крестик.
Но жизненная позиция отца Сергия оказалась сильнее и прочнее. Мы, дети, испытывали страх за батюшку, за свою маму и этот страх мертвой хваткой закрывал нам рты. Но и молча мы исполняли наставления священника и старались жить по-православному.
Будучи детьми послевоенного поколения, мы испытали на себе все тяготы и лишения крестьянской жизни, гонений за веру в Бога.
Бывало, после службы матушка Нина кормила нас с мамой и незаметно передавала маме какие-то пакетики. Батюшка провожал нас до калитки, говорил, какой дорогой идти, куда прятать крестик, что отвечать, если спросят, откуда мы идем. «Скажите, мол в лес ходили»,- научал он нас. Через маму передавал свои советы моему дедушке.
В своем пастырстве отец Сергий проявил себя не только как священник, но и как опытный дипломат.
Иногда к нему за советом обращались чиновники районного масштаба. Звание коммуниста, большевика не позволяло им в открытую приходить к духовенству. Поэтому они обращались через посредников. И таким посредником была моя мама: дочь большевика Ивана Петровича Кудряшова.
Его заслуга заключалась в том, что однажды, рискуя своей жизнью, он не допустил осквернения Пасхи. Накануне из района пришла директива, гласящая, что в Пасхальное воскресенье необходимо всех жителей села выгнать в поле для посева. Контролировать исполнение указания приехали из района комсомольцы-уполномоченные. Использовав свой авторитет и власть, дедушка настоятельно попросил снять брюки и насильно усадил районного представителя мягким местом в холодную землю. А затем спросил:
- Ну как, тебе холодно? А зерно тоже живое существо!
Опозоренный комсомолец уехал докладывать в район. Монахиня Ефросинья с батюшкой усердно молились о спасении дедушки. И Господь услышал их молитвы. Через несколько дней пошел снег и ударил мороз. Слава Богу, Ивана Петровича со временем только понизили в должности.
Перед смертью дедушки я выпытывал у него подробности тайной приходской жизни, но многие факты узнал от односельчан только после его смерти.
И опять всплывают в памяти слова отца Сергия:
- Ваш род оберегает Господь по глубокой вере вашей матушки.
Вот и получается, что своей жизнью мы обязаны батюшке, наставнику всей нашей семьи.
Шли годы. Мама с соседкой Татьяной по праздникам продолжали посещать храм. Я закончил среднюю школу с техническим образованием, военную авиационную школу. Стал работать в аэропорту-2 г. Куйбышева. Девать лет в командировках бороздил безкрайние просторы нашей страны. Бывали случаи, когда мне угрожала смертельная опасность и ситуация складывалась безвыходно. И после каждого своего «неожиданного» спасения я стал убеждаться в истинности слов батюшки:
- По молитвам одного человека спасется весь род.
Повзрослели и дети отца Сергия. Сыновья Александр и Иоанн пошли по стопам отца. Дочь Алевтина вышла замуж за священника Иоанна.
Прослужив в селе тридцать с лишним лет протоиерей Сергий передал храм и паству своему сыну Иоанну, закончившему Ленинградскую Духовную семинарию.
В 1987 году молодой семинарист Иоанн Ильдияров был рукоположен в сан иерея. Так отец Иоанн стал настоятелем Михайло-Архангельской церкви села Старые Сосны Клявлинского района. Но об этом я расскажу в своем следующем письме.
Виктор Аникин,
наш внештатный корреспондент.
Категория: От избытка сердца | Добавил: Mixail_Borisov (03 Сен 2009)
Просмотров: 2647 | Рейтинг: 5.0/1
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Вначале было слово [3]
Мир мой даю вам [31]
материалы для тех кто уже воцерковлен
Православный хронограф [1]
События, факты комментарии, православные вести, новости епархиальной жизни
И свет во тьме светит [46]
Все миссионерские материалы.
Проповедь на паперти [19]
Литература, искусство, культура и православие
От избытка сердца [16]
Записки паломников, творчество наших читателей
Возвращение образа [10]
Православная педагогика, образование, основы православной культуры
Дивен Бог во святых своих [1]
Жития святых прошлых веков и современных
Подснежник [2]
Страница для православных детей
Дорогу осилит идущий [3]
Страница для юношества
Богословие в красках [0]
Иконопись, архитектура
В соц. сетях
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
Мини-чат
Поделиться в соц. сетях:




Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"

Наши друзья

Общество друзей милосердия InetLog.ru
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Яндекс.Метрика