Основные темы сайта:
Главная » Душеполезное чтение » Православие и мир » Слово пастырей

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин): Девять заповедей Блаженства
Начало

Пятая заповедь блаженства. «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут»

Вот мы уже, кажется, поняли бегло, в общих чертах, проверив свою совесть по четырем предыдущим заповедям блаженства, как мы грешны перед Богом, как мы нуждаемся в помиловании! Потому, что просто даже перечислить невозможно наши грехи, которыми мы продолжаем мучить и распинать Господа. Так вот, пятая заповедь и объясняет нам, чем мы может склонить Бога к помилованию нас, грешных. Проверим свою совесть, живем ли мы так, чтобы, оказывая милость ближним, дерзновенно, с надеждой на помилование просить милости у Господа?

Господь сказал: »...во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7, 12). Кто из нас не нуждается в добром слове, в отзывчивости, участии при тяжелых обстоятельствах жизни? Как мы рады видеть около себя человечного, добродетельного, отзывчивого человека! Всякий из нас рад, когда у него хорошие, добрые соседи по квартире, по дому, добросовестные, доброжелательные сослуживцы по работе. Отзывчивый, сердобольный человек носит в себе начальные черты милостивого, милосердного человека. Для всех он — желанный, близкий, нужный человек. А кто из нас не хочет, чтобы в дни скорбей, болезней, испытаний был милостив к нам Господь, чтобы призрел Он на наши скорби и воздыхания своим любви-обильным отеческим взором? К этому ведет путь милосердия.

Слово Божие говорит: «Блажен, кто помышляет о бедном. В день бедствия избавит его Господь. Господь сохранит его и сбережет ему жизнь... Господь укрепит его на одре болезни» (Пс. 40, 1-40).

Давайте проверим свою совесть, стоим ли мы на пути милосердия? Есть дела милости телесной, а есть дела милости духовной. Главные дела милости телесной — алчущего напитать, жаждущего напоить, одеть нагого или имеющего недостаток в приличной одежде. Остановися пока на этих трех видах добродетели. Всегда ли мы с любовью и готовностью выполняем это дела милосердия? Нет. Господи, прости нас, грешных!

Мы корыстолюбивы и скупы, нам все не хватает денег, нам все мало нашего имущества, и уж когда и оторвали от себя какую малую толику на дела милосердия, то необычайно довольны собой, почитаем себя выполняющими эту заповедь.

Еще в минуту воодушевления, в минуту увлечения мы готовы бываем иногда на всякую жертву, а вот постоянно, неуклонно творить дела милосердия в обыденной жизни, среди постоянных мелких ежедневных раздражений, видя себя непонятым, несправедливо осужденным, встречая одно молчаливое нерасположение, не получая ответа, в полном одиночестве, отвергнутым всеми — это мы считаем невозможным подвигом для себя! Потому что мы все покоим себя, боимся чем-то утеснить себя, в чем-то себя ограничить, смертельно боимся пожертвовать своими удобствами для удобства ближних. Отсюда неисцельно страдаем грехами бессердечия и немилосердия. Мы не ищем тех несчастных, какие нуждаются в нашей помощи. Даже если кто и укажет нам на бедность другого кого, то мы начинаем подсчитывать его доходы, обсуждать его жизнь, всячески ища поддержку своей жадности. Господи, прости нас, грешных!

Иногда придет благая мысль — раздать то лишнее, что накопилось в шкафу или сундуке, а начинаем смотреть, и лукавая мысль, что вот это платье мне на такой-то случай пригодится, эта одежда на этот случай еще подойдет, а вот эти вещи еще и продать можно и... к концу пересмотра кучка ненужного вам хлама отложится на дела благотворения по страшно звучащей пословице: «На Тебе, Боже, что мне не гоже!». А может, кто насобирал и припрятал себе «на черный день» и деньги и вещи от людских взоров, даже своих близких, и часто ради этой страсти и себе и ближним отказывал в нужде, лишь бы сохранить свои сбережения. Радовались, когда эти сбережения увеличивались, и горевали, когда приходилось с ними расстаться, не платили при этом налогов, боясь тронуть заветную сумму денег. Тем самым совершали грех упования на имущество свое, а не на Христа. Св. Симеон Новый Богослов говорит очень строго: «Кто имеет запрятанные деньги, тому невозможно веровать и надеяться на Бога» (Слово 21).

Так вот, кто из вас страдает этой страстью, скорее развяжите свою душу, раздайте нуждающимся запрятанные деньги, пожертвуйте на бедный храм, отдайте на помин души своей и родных своих. У Господа для верующих в Него нет «черных дней». А вот у нас — черные, одержимые похотью любоимания и невниманием к богатству души! Господи, прости нас, грешных!

Еще есть один вид греха — это когда от умирающих родные и близкие скрывают истинное положение, успокаивают ложной надеждой на выздоровление, вместо того, чтобы настроить умирающего принять таинство соборования, исповеди и причащения Св Христовых Тайн. Кайтесь Господу, если по вашей вине кто-либо из близких или знакомых ушли в вечность не напутствованные этими спасительными таинствами или по невниманию крайнему к их положению на смертном одре, или ложной боязнью испугать их смертью. Так могут поступать только люди, не верующие в жизнь за гробом. Очень страшно, если на вашей совести лежит такой грех крайнего немилосердия к ближнему.

Нам так трудно расставаться со своим добром, до того трудно отцепиться от вещелюбия и своих денег, что если случится еще потерять все это по каким-либо причинам, то мы не рады бываем и жизни. Господи, расположи наши сердца к раздаянию хотя бы того, без чего мы можем легко обойтись, избавь нас от страсти любоимания и отучи нас возлагать свою надежду на богатство, такое непрочное и мимотекущее!

Далее, к делам милости телесной относятся: посетить находящегося в темнице, посетить больного, послужить ему и помочь его выздоровлению или христианскому приготовлению к смерти, странника принять в дом и упокоить. Уделяем ли мы хоть немного нашего времени на эти дела милосердия? Уж у всех нас есть кто-то больной, слабый, немощный, — помогаем ли мы им? Нет! Господи, прости нас, грешных!

У нас все нет времени и сил на это. Так и говорим при встрече с родственниками их: «Уж простите, некогда зайти, минуточки нет свободной!» А вот на пересуды, сплетни, на развлечения, на чтение пустых книг и прочее пустое и вредное времяпрепровождение у нас его с избытком хватает, тут мы не дорожим временем! А то и опять жадность одолевает, ведь больному надо что-то принести, да еще что-то получше, а нам жалко денег на покупку, вот мы и успокаиваемся, что нам вообще зайти к больному некогда. Господи, прости нас, грешных!

Всегда ли с, радостью, с открытым сердцем и душой вы принимаете и успокаиваете странников у себя дома? Не занимались ли вы вымогательством даров и денег от них? Забывая, что это не богачи какие-то приезжают, а люди с такими же доходами, что и вы имеете, только еще на дорогу немалые деньги тратящие. Неужели и это доброе дело омрачается у нас корыстолюбием? А какое счастье — оказать приют человеку, приехавшему помолиться Богу, а если еще позволяют доходы и силы, то и послужить им, успокоить, чем Бог пошлет, накормить и напоить! Нет, Господи, мы не такие! Нам все мало всего, мы боимся так благотворить. А вот пример святого Филарета Милостивого. Он жил в Малой Азии в VIII веке, был богат. Любил нищих и убогих и щедро наделял их. После набега разбойников на его селение у него осталось два вола, лошадь, корова и немного земли (пашни). Подобно праведному Иову, он не возроптал, а предал себя воле Божией и не переставал помогать бедным из оставшегося у него добра. Так сначала отдал одного вола, потом другого поселянину, у которого свои волы пали на пашне. Отдал неимущему теленка, а потом и корову, чтобы не разлучать их. После коровы был отдан конь солдату, отправившемуся на войну. Затем была отдана бедным пшеница, а потом и последняя верхняя одежда Филарета. После каждого из этих дел милосердия раздавались упреки и нарекания со стороны семьи Филарета. Он говорил жене: «Если Господь питает птиц, то пропитает и нас». Он верил, что рука дающего не оскудевает, и что давая бедным, он взаймы дает Богу. И вера его оправдалась. Его внучка Мария была взята замуж Константином — сыном царицы Ирины. Возвысившись, Филарет не перестал быть смиренным и добрым. Много было слез пролито нищими и убогими после его смерти. На его могиле совершались чудеса. Вот нам яркий пример милосердия!

Может быть, кому из нас доводилось хоронить одиноких людей? Делали мы это с чистым сердцем, чтобы выполнить христианский долг перед усопшим? Или делали это с корыстолюбивыми целями воспользоваться оставшимся имуществом, комнатой, домом или еще чем? Если кто знает за собой такие грехи, кайтесь Господу! Господи, прости нас, грешных!

Бывают очень большие несчастья у людей, когда кто погорит или пострадает от наводнения, землетрясения или еще какого стихийного бедствия. Или кого беспощадно обворуют. Не прошли ли мы равнодушно мимо, не оказав самой щедрой помощи? Если было такое, кайтесь. Господи, прости нас, грешных!

А может кто из вас, присутствуя при таком бедствии, еще что-нибудь украл, пользуясь крайней паникой и невменяемостью пострадавших? Если кто виноват, кайтесь, горько кайтесь в таком страшном грехе! И постарайтесь как можно скорее или вернуть похищенное, а уж если нельзя отдать назад, то верните через нищих и неимущих.

Война кончилась много лет назад, но наше поколение пережило ее, может, кто из вас жил в блокадном Петрограде и что-либо содеянное против милосердного отношения к ближним до сих пор тяготит совесть? Не умер ли кто по вашей вине? Не украл ли кто последний кусок хлеба у умирающего, может, кто, имея продукты, выменивал их на немыслимо дорогие вещи? Может, кто занимался мародерством, т. е. грабил пустые квартиры, дома? Если кто еще до сих пор не покаялся, а грешен в этом, особенно надо сказать священнику при получении разрешительной молитвы. Да и не только это относится к тем, кто жил в голодающем городе, а вообще ко всем нам, если мы не оказывали ни капли милосердия голодающим, разутым, раздетым, не имеющим крова над головой (сколько тогда было таких)!

Может, кто и умер от нашего равнодушия и жестокой черствости сердца? А мы так и не покаялись, и так и забыли об этом! Если это тяготит совесть, если что из тех страшных лет тяжким грузом лежит на нашей совести, кайтесь Господу! Прости нашу жестокость, Господи!

Дела милостыни только тогда приятны Господу, когда делаются из своей собственности, приобретенной честным трудом, а не хищением, обманом и неправдою. И чтобы подавать милостыню достаточную, надо ограничивать свои издержки, например, не покупать излишних и дорогих вещей, без коих легко можно обойтись. Ибо это есть похищение собственности бедных, так как избытки наши принадлежат только им. Так мыслят святые отцы.

А мы так часто воруем! Многим кажется странным и оскорбительным такое обвинение. А проверьте свою совесть, кто из вас не принес с работы чего-нибудь? Пусть это самая малость, мы оправдываемся, что не всегда можно купить чего-нибудь, но ведь это — не наше, значит, мы воруем! Господи, прости нас, грешных!

Кто из вас честно работает все положенные часы, ни на что не отвлекаясь, с полной отдачей сил, знаний и терпенья? Это особенно относится к тем, кто работает не с выработки. А ведь зарплату получаем полностью! Вот и опять нечестным путем полученные деньги. Господи, прости нас, грешных!

А мы и за грех это не считаем, а на самом деле обманываем государство, воруем у общества время и деньги. Может, кто из вас думает: «Да и все так поступают». Так вот, христианин или христианка обязаны по званию своему особо честно работать. Всякое дело делать, как порученное Самим Господом, наблюдающим, с каким усердием, честностью и добросовестностью мы работаем. Мы читаем в утренних молитвах: «На дела Твоя подвизаюся милосердием Твоим». Какие же это дела, Господи? А все те дела и для семьи, дома, и служебные на работе, и послушания в монастыре для монашествующих, которые входят в круг наших обязанностей, это и есть те дела, на которые поставил нас Господь в настоящее время, и за честность и добросовестность исполнения которых мы и отвечаем в первую очередь перед Ним. Господи, прости нас, грешных!

Многим нам это и в голову не приходило. И работали мы кое-как, только бы скорее время прошло, да денег побольше получить, да поменьше, да полегче работать! Кто работает на поле, все, что принес в кармане и под полой тайком домой, все это ворованное. Посмотрит человек: «Эх, хороши помидорчики, огурчики, яблочки, снесу-ка больной соседке, жаль, бедный человек болеет, пусть покушает!» И мы радуемся, будто доброе дело делаем, а ведь такой дар в очах Божиих — гнусен. Вот как лукавая совесть искажает наше понятие о добре!

И еще есть условие, когда только наша милостыня будет иметь какую-то цену. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Милостыня состоит не в том, чтобы давать деньги, а в том, чтобы давать с христианским чувством милосердия». Это значит, благотворить должно добровольно, охотно, радушно, с почтительностью и непритворной любовью к бедным; с чувством благодарности к принимающему, помня, что «блаженнее даяти, нежели принимати». Надо стараться своей помощью не унизить, не оскорбить человека, которому хотим помочь. И далее Иоанн Златоуст говорит: «Если кто дает не с таким расположением, то лучше не давать, ибо это не милостыня, а напрасная трата...» Проверим свою жизнь и совесть, с радостью ли мы благотворим? Великий знаток человеческих душ, подвижник благочестия епископ Феофан Затворник так говорил, как бы о себе, в обличение обращавшихся к нему духовных совопросников: «Я очень жадный человек, потому что все, что я отдаю другим, отдаю «через жаль». Эти слова обличительны и для нас, вот и мы такие же! Господи, прости нас, жадных!

Мы или вообще не отдаем, или отдаем вот через это «жаль». Должно, наконец, милостыню непременно творить в тайне. Должно помогать не по тщеславию и самолюбию, не из желания благодарности и вознаграждения от Бога, а из искренней любви к ближнему. А если еще будешь и «трубить» о своих делах, то и тщеславие присоединишь, и лицемерие. И тогда видимое другими твое мнимое добро превратится для тебя в явное зло. Поэтому остерегайтесь, делая добро! Лучше и самому не знать о своем добре, т. е. сразу же забыть его. И переходить к другим добрым делам. И тогда правая рука не успеет, и не пожелает узнать, что делает левая. А Бог, «видящий тайное, воздаст тебе явно». Нет, Господи, мы не умеем так делать добро. Прости нас, Господи, грешных! Вот пока мы еще в мире с теми, кому мы немного благотворим, то как будто и не вспоминаем своих малых услуг и добра, а стоит только возникнуть ссоре или вражде, как мы тут же начинаем перечислять свои добрые дела по отношению к нынешнему «врагу» и сетовать на его неблагодарность. Вот тут-то и обнаруживается вся тщеславная пустота наших дел милосердия. Господи, прости нас, грешных!

И научи нас по-христиански делать добрые дела во имя любви и во славу Твою!

Вот много мы уже говорим о добродетели милосердия к ближним, по недостатку времени, кажется, надо бы переходить ко второй, духовной стороне этой добродетели, но как можно пройти и не покаяться в том, как мы относимся к самым близким нам людям — к родителям нашим? Не почитаем ли мы за великую тяжесть кормить их, одевать и вообще покоить их старость? Обеспечены ли они нами всем необходимым? Не вытолкнул ли кто когда мать или отца из дома? Ведь и такое бывает среди нас, христиан, хотя и страшно в этом признаться. Может, и не грубо это бывает, а хитро и ловко, отправляли мы мать или отца к другим детям или в инвалидный дом? Может, отказывались взять из больницы тяжело больных родителей, тяготясь уходом за тем, кто годами растил нас, ночами не спал у нашей колыбели, жертвовали всем, чтобы вырастить нас? Господи, прости вопиющую к небу жестокость!

Может, и наоборот, переманивали к себе в семью, в дом, не из искренней любви и желания послужить родителям, хоть отчасти отплатить за отданную вам жизнь, а для получения большей жилплощади или отдельной квартиры, или чтобы мама стала бесплатной нянькой и домработницей в вашей семье, а подрастали внуки, мама старела, слабела и становилась в тягость, стала раздражать! Если есть среди вас, кающихся ныне Господу, кто имеет на совести такую страшную вину перед Богом, торопитесь все изменить, пока живы родители, а если уже поздно, то плачьте и кайтесь, просите прощения у них и у Господа, молитесь за усопших родителей, подавайте милостыню за них! Господи, прости нас, грешных!

Есть еще и дела милости духовной: поставить на путь истины заблудших, т. е. через увещание обратить грешника от заблуждения. Например, суметь пьяницу, блудника, расточителя, неверующего человека отвратить от греха. «Такой поступок низводит на душу милующего величайшую благодать. Обративший грешника от ложного пути его спасает душу от смерти и покрывает множество грехов» (Иак. 5, 20). Вам кажется, что такие дела милосердия совсем невыполнимы, однако в истории Церкви таких примеров множество, когда св. подвижники являлись по велению милующего сердца в развратные города и силою своего духа уводили в места покаяния великих грешниц, и они становились святыми. Даже в светской литературе, — те из вас, кто читал «Отверженных» В. Гюго — знает, как великая простота, крайняя нестяжательность и святое доверие человеку, проявленное сельским священником, в одну минуту перевернуло сердце закоренелого каторжника, сделало его христианином, который с благодатной минуты только и жил делами благотворения. Мы, именующие себя христианами, не имеем права равнодушно или с раздражением и злобой относиться к несчастным, погибающим во грехах. Не злобными упреками искореняются грехи и пороки, а великой жалостью, терпением, иногда даже просто молчанием. А главная помощь таким несчастным — это молитва за них! И не однократное воздыхание, а молитва, постоянная молитва со слезами и верою в то, что невозможное нам, возможно Богу! Не умеем мы, Господи, так благотворить ближним! Господи, прости нас, грешных!

Мы скорее подтолкнем еще на грех пьяницу, расплатившись с ним за работу водкой. Мы привечаем в своем доме прелюбодейца, бросившего свою семью. Мы совершаем отвратительные поступки на глазах детей, развращаем их души. Не имея терпения в минуту тесную и скорбную, начинаем вслух отрицать Бога, поносить христианскую веру и тем самым сеем в сердце не очень стойких в вере наших слушателей семя сомнения... Вот наши скверные дела против этой добродетели.

Никогда не забывайте, что слова назидают, а примеры влекут! И зло никогда злом не изживается! Иной раз легче сделать доброе дело, оказать крупную помощь нуждающемуся, чем постоянно оказывать ннимание, избегать столкновений, воздерживаться от колкого замечания или такого слова, которым можно оскорбить ближнего. Вот тут-то — целое поле для доброделания духовного: и печального утешать, и подать добрый совет человеку, находящемуся в затруднительности или опасности, не замеченной им; не платить злом за зло, не мстить, не досаждать; от сердца прощать обиды. Всегда ли мы расположены к исполнению этих дел милосердия? Нет, Господи, скорее все наоборот! С печальными нам неуютно и трудно, мы стараемся не портить настроение себе общением с ними, раздражаемся даже, если человек долго не выходит из подавленного состояния. Видим человека, в затруднении находящегося, или узнаем, что ему грозит опасность, в лучшем случае равнодушно проходим мимо, а то еще и злорадствуем, говорим злые слова, что, мол, мало ему еще, пусть теперь помучается. Не терпим ни малейшего проступка против нас, особенно если зло нам сделал близкий человек; человеку непременно желаем отомстить. И если на деле боимся причинить явное зло, не Бога боимся, а неприятностей еще больших для себя, боимся милиционера, суда, то уж мысленно, какие только мщения не воображаем, какого только зла не желаем, вплоть до вечного мучения обидчика! А ведь Господь видит наше сердце и судит по внутреннему нашему состоянию души. Господи, прости наше жестокосердие!

И зарони в наше холодное сердце искру любви и сострадания к людям. Всегда помните, что и без нас много желающих обидеть и оскорбить, причинить зло, а нам научиться для начала хотя бы жалеть всех, стараться ежедневно хоть немного отбавлять от огромной горы человеческого страдания и прибавлять к малому холмику человеческой радости.


Шестая заповедь блаженства: «Блажении чистии сердцем, яко тии Бога узрят»

Вот следующая ступенька к Богу — духовная Лестница к небу. «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни» (Притч. 4, 23). Источник жизни — или жизни святой и непорочной, что плод чистого сердца; или жизни греховной, порочной, но плод нечистоты сердечной. Господь Сердцеведец говорит: «Извнутрь, из сердца человеческого исходят злые помыслы, прелюбодеяния, убийства, кражи, лихоимства, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Мф. 7, 21, 29). Вот в чем состоит нечистота сердца! В чем надо нам каяться великими слезами, непрестанным плачем и душевным сокрушением, со словами Псалмопевца Давида: «Сердце чисто созижди во мне, Боже!»

Откуда же происходит греховная нечистота сердца, — когда мы сотворены по образу и подобию Божию, а Бог чист и пресвят? Она происходит от дьявола, который называется чаще всего в Писании духом нечистым, а в церковных молитвах — духом чуждым, скверным и омерзенным. Это он, этот нечистый дух, сделавшись после своего отпадения Бога скверным сосудом всяческой нечистоты, греха, осквернил изначала нечистым своим дыханием сердца первых человеков, и, глубоко заразив нечистотою греха все существо их, душу, тело, передает эту нечистоту как наследственную порчу всему потомству даже до нас. А эта греховная нечистота так велика, так глубоко въелась в человеческое сердце, так трудно избавиться от нее, что даже святые угодники Божий, которые всю жизнь бдели над всеми движе.ниями и помыслами своего сердца, ощущали в себе: временам как бы наплыв или бурю лукавых, скверных и хульных помыслов. И некоторые мужи, взошедшие уже на верх чистоты и святости, стремительно падали в грех нечистоты. Несмотря на частые наши молитвы, на благодать таинств и на поучение наше в слове Божием, на все наказывания, которыми Бог посещает нас за нашу греховную нечистоту, она все еще остается в нас, и будет с нами жить до могилы, и в иных, к стыду человечества, обнаруживается с особенной наглостью и бесстыдством.

Наиболее опасным врагом сердечной чистоты являются помыслы, особенно блудные и хульные, эти независящие от нашей воли, возникающие в нашем сознании те или иные представления, образы, предположения, намерения, желания, воспоминания т. д. Помыслы бывают разного рода. Духовно опытные учителя внимательной жизни духа различают 4 вида помыслов: одни помыслы прозябают от благодати Божией, насажденной в каждого православно»: христианина св. Крещением; а иные наносятся павшими духами. «В помыслах и ощущениях падшего естества добро смешано со злом, а в демонских зло часто прикрывается добром, действуя, впрочем, иногда и открытым злом» (свят. Игнатий Брянчанинов). Мы все почти всегда бываем рабами помыслов. Они врываются в сознание, засоряя его ненужным;: пустыми, даже вредными, раздражающими представлениями, картинами, воспоминаниями. А правильный и спокойный ход мышления врываются не идущие к делу и мешающие работе мысли, воспоминания и представления, например, о вчерашней встрече, о неприятном разговоре, о планах, впечатлениях, о газетных сообщениях и т. д. И особенно все это засоряет сознание и сердце, когда человек станет на молитву или придет в храм Божий. Как нарочно, словно из рога изобилия посыпятся в голову всевозможные посторонние мысли, планы будущего, мелкие заботы, тревоги о забытом, иногда раздражение против другого человека, потребность сделать то и то, и ваша молитва начинает не ладиться, она мешает вам, задерживает вас, вы начинаете молиться торопливо, чтобы скорее закончить правило и заняться делом и т. п.

Отчего это все происходит с нами? Конечно, прежде всего от недисциплинированности нашего сознания, от непривычки держать его в пределах назначенной ему работы. Но не только от этого! В наш «просвещенный» XX век, особенно в миру, и особенно среди более образованной части людей даже думать серьезно стесняются, а не только говорят о той внешней посторонней силе бесовской, которая стремится всевозможными способами засорить, осквернить, загрязнить наше сознание, наше сердце с целью поработить нас своей власти, отнять у нас ясность и чистоту мысли и оторвать нас от Бога. И мы нередко, не сознавая и не желая сознавать это, становимся игрушкой этой внешней и злой силы.

Свитые Отцы и православная Церковь предлагают вам верный и испытанный веками способ и путь ко очищению сердца и нашего сознания от этого засорения помыслами. А мы вот дожили до седых волос, а даже и не догадываемся о необходимости и возможности борьбы с помыслами. Мы настолько прилепились к нашим земным мудрованиям, телесным заботам, настолько далеки от жизни духовной, что и за зло не считаем это полчище разбойническое помыслов, безжалостно расхищающих то, что получаем от Господа, приступая к таинствам Церкви! Но надо же нам когда-то оторваться от нескончаемого круговорота мирской суетной жизни, подумать о бессмертии души, позаботиться об очищении сердца. Ибо чистое сердце — это та брачная одежда, о которой говорил Господь в своей притче, в которой только мы и можем стать участниками Небесной трапезы и вечной жизни! (Митр. Николай Крутицкий).

Обычно пост — время благодатное для нас, если мы сумеем хоть немного сократить свою суетную многозаботливость о мирском, земном благополучии, если мы хоть какую-то долю своего внимания и сил стараемся уделить нашей бедной, заброшенной голодной и холодной душе. Если мы пытаемся заглянуть в свое сердце и понять, что же происходит с ним, что живет в нем. Вот поэтому, в помощь вам, несмотря на недостаток времени (ибо хочется как можно больше раскрыть перед вашим взором мысленным духовные начала жизни), уделим несколько минут наставлениям и учению св. Отцев о борьбе с помыслами. Постепенно возрастающую силу захвата нашей души помыслами св. Отцы изображают так: в начале появляется так называемый прилог. Этим именем называют всякий простой помысел или представление какого-либо предмета, какую-либо мысль, пришедшую на ум человека. Как таковой прилог называют безгрешным, не заслуживающим ни похвалы, ни осуждения, пока он не вызывает в нас того или иного к себе отношения. Второй момент наступает тогда, когда мы замечаем этот предмет или эту мысль, начинаем присматриваться к ним, или, по выражению св. Отцов, начинаем с ним беседовать, страстно или нестрастно. В этом случае мы не отталкиваем помысла и дозволяем ему остаться в нас, хотя и не принимая его. Это называется сочетанием. Это св. Отцы почитают уже не всегда безгрешным, но оно может быть и похвально в том случае, если это рассматривание помысла совершается богоугодно, т. е. когда мы отвергаем его, усмотрев его греховность. Третий момент бывает тогда, когда к возникающему помыслу мы начинаем относиться сочувственно, склоняемся к нему и готовы последовать ему. Это называется сложением или согласием с помыслами. Но и в этом случае может быть два исхода: а) после временного склонения в сторону помысла мы можем опомниться и, раскаиваясь и исповедуя Богу свой мысленный грех, призвать Бога на помощь, и Господь Бог прощает нам грех, и мы преодолеваем помысел; б) другой же исход, по слову св. Григория Синаита, бывает тогда, «когда кто волею принимает от врага наносимые мысли и, согласуясь и содружаясь с ними, побеждается ими, так что уже не только не противится им, но и решается сделать все по внушению. И если не исполнит своих решений на деле, то не почему-либо другому, как потому, что времени или места не было, или по другой причине, которая не позволяла выполнить намерение. Это уже явный грех!

Четвертый момент тот, когда помысел невольно или принужденно овладевает нашим сердцем, сливается с ним, кабы в одну жизнь, удерживается в нем и разрушает наше доброе устроение. Этот момент называется пленением. Но и в этом случае плененный помыслом ум при помощи Божией может освободиться от него. Бывает, однако, что ум, как бы уносимый бурею и волнами, и увлекаемый к лукавым мыслям, не может уже опомниться и прийти в доброе устроение. Это особенно бывает от суеты и от многих бесполезных бесед.

Наконец, высшая степень овладения нами помыслов именуется страстью. Это бывает тогда, когда долгим временем угнездившийся в душе нашей злой помысел становится как бы нравом и ее постоянной привычкой. В такое состояние человек приходит по собственной воле, и в нем он постоянно обуревается страстными помыслами, влагаемыми врагом и укоренившимися в нем от постоянного упражнения и от мечтательности. Избавиться от этого состояния можно только путем покаяния, в противном случае человек подлежит будущей муке.

Вот видите, как мы должны постоянно, как говорит св. Иоанн Златоуст, всю жизнь сидеть у дверей своего сердца и беречь его от засорения там, что лишает нас общения с Богом. Наша главная беда и заключается в неупорядоченности, беспризорности и запущенности сердца! Господи, прости нам нашу предельную беспечность в деле спасения нашей души!

Мы живем так, будто и умирать не собираемся. Чтобы как-то немного очистить сердце сегодняшним покаянием, давайте разберемся, какими же помыслами мы особенно черним свои души, независимо от возраста, знания и положения. Все мы как один без исключения подвергаемся блудным нечистым помыслам, услаждаемся ими в сердце, подогревая и укореняя их в сердце своем. Засматриваемся на красивые лица с вожделением, любовными помыслами, бесстыдством, кокетством, волокитством, сводничеством, пересыщаемся пищей и питьем, излишним сном, чтением романов, смотрением всяких зрелищ с любовными сценами в театре, кино или по телевизору. Рассматриваем соблазнительные картинки, отвратительные открытки и снимки, вольно обращаемся и играем с другим полом, занимаемся излишним щегольством, употреблением косметических средств, неподобающей, бесстыдно обнажающей вас одеждой или одеждой и прической, неподобающей вашему полу. Увлекаемся болтливостью, непристойными шутками, рассказыванием и слушанием непристойных анекдотов и прочих двусмысленных грязных фраз, намеков, острот и шуток, произвольным пехотным разжением. Господи, прости нас, грешных!

Мы не только не сопротивлялись помыслам блудным, не восставали против них тотчас, как диавол подбрасывал их нам, не обращались к Тебе, Господи, с молитвой за помощью, не остерегались как огня, способного в секунду воспламенить нашу склонную на похоть блудную плоть, а с упованием принимали их в сердце, а с упоением принимали их в сердце, услаждались тайно. Или неизбежно при первом же подходящем моменте, если Господь Своей благодатью не отводил, не разрушал эту мерзкую мысленную постройку блудилища, совершали страшные смертные грехи: блуд, прелюбодеяния и всякие противоестественные грехи, о которых страшно не только говорить, но и даже помыслить... Кайтесь Господу! Господи, прости нас, грешных!

Со слезами о блудной нечистоте своего сердца, коей, по слову блаженного Августина, убегают ангелу, узрев которую смежают очи диаволы, кайтесь! В церковных сказаниях есть многочисленные примеры, подтверждающие справедливость слов блаж. Августина. «Некий волхв, один из так называемых чернокнижников, вызвал к себе диавола для некоего служения. Диавол долго не появлялся, а волхв не переставал призывать и умолять его. Наконец диавол явился волхву в образе человеческом и, стоя вдали, закрывал нос свой перстами. Тогда волхв спросил диавола: «Что это значит?», и диавол отвечал ему: «Смрад блудодеяния твоего не допускает, чтобы я приблизился к тебе». «О, блудник окаянный! — восклицает св. Дмитрий Ростовский, — до какого крайнего окаянства ты доходишь, что не только Бог и святые ангелы Его, но и сами нечистые бесы гнушаются нечистотою твоею, и, видя ее, смежают очи, затыкая ноздри от ее смрада!».

Этот же святитель приводит другое повествование, как человек на исповеди рассказывал, что когда он совершил беззаконную плотскую нечистоту, был слышан голос диавола, который как будто стоял за стеной, и страшно загоготал, сказав трижды: «Фе, фе, фе!» (Из бесед св. Дмитрия Ростовского). Горе нам, несчастным грешникам, не имеющим чистоты сердечной, не заботящимся нисколько о ней, валяющимся в тине самовластных страстей! Господи, прости, пощади нас, грешных!

Греховная скверна омывается слезами покаяния, такого покаяния, когда согрешившему сердцу стыдно того, что оно совершило, и больно терять общение со своим Господом, и страшно умереть с нераскаянным грехом. Господи, нам стыдно, больно и страшно, прости нас, грешных! Вот с этой минуты нашего покаяния и надо дать, наконец, Господу решительное обещание всеми способами, какие предлагает нам Церковь, святые отцы и подвижники благочестия, очищать свое сердце. Как врачующее средство безропотно принимать любые скорби и тесноты, посылаемые Божественным Провидением, ибо мы все тяжко духовно больны! «А скорби уничтожают в сердце следы греховного услаждения, исторгают глубоко проникшие тонкие корни греха» (митр. Филарет москов.).

Над приобретением чистоты сердца каждому из нас надо трудиться неустанно и не ослабевать всю жизнь, чтобы, не дай Бог, не умереть в греховной нечистоте сердца, потому что страшно слово Господне: «В чем застану, в том и сужу!».


Седьмая заповедь блаженства: «Блаженни миротворцы, яко тии сынове Божий нарекутся»

Желающие получить вечное блаженство должны быть миротворцами, т. е. во-первых, восстанавливать нарушенный мир, стараться прекращать случившиеся несогласия. Но миротворцем может быть тот, кто стяжал мирное устроение своего сердца. Только тот, кто сам придет в мирное устроение, может и на других изливать мир! И потому нам, христианам, надобно всеми мерами стараться, чтобы сохранить душевный мир. Чем же нарушается мир сердца? Мир сердца возмущают страсти. И в первую очередь такие, как гнев и ярость. О них мы уже говорили, когда каялись в отсутствии у нас кротости и смирения. Однако следует помнить: чтобы сохранить мир душевный, мы обязаны привести себя в такое состояние, чтобы дух наш ничем не возмущался. Надобно быть подобно мертвому или совершенно глухому и слепому при всех скорбях, клеветах, поношениях, лишениях, которые неминуемо бывают со всеми желающими идти по спасительным стезям Христовым.

Если же невозможно, чтобы не возмутиться, то по крайней мере, надо удерживать язык, по глаголу Псалмопевца: «Смятохся и не глаголах» (Пс. 76, 5). Чтобы сохранить душевный мир, должно отгонять от себя уныние и стараться иметь дух радостный, по слову премудрого Сираха: »...многие печаль уби, и несть пользы в ней» (Сир. 30, 25).

Для сохранения мира душевного надо всячески избегать осуждения других. Снисхождением и молчанием сохраняется мир душевный. Может быть, некоторым из вас, имеющим горячий темперамент, подобно апостолу Петру, который мгновенно по горячности сердца вынул нож и урезал ухо рабу, пришедшему взять Господа, покажется, что такое устроение похоже на равнодушие. Нет! Равнодушие — это холодность ума и сердца, это проявление крайнего эгоизма, это грех против заповеди любви к ближнему. А истинный, благодатный мир и тишина сердца являются плодом пламенной и чистой любви, венцом всех подвигов и борьбы со страстями. Стяжавшие истинный мир душевный прощают обиды не из равнодушия, а ради Христа! Не возмущаются, терпя клеветы и поношения, потому что стяжали истинное смирение. Ибо другого входа в мирное устроение сердца нет. «Брат мой, если любишь мир сердца, потщися войти в него дверью смирения. Другого входа в него, кроме смирения, нет» (Ст. Никодим Святогорец). У того же старца Никодима Святогорца описана целая система добродетелей для стяжания внутреннего мира: смирение, совестливость, воздержание от страстей, терпение, любовь и другие. А мы, стоящие сегодня здесь на исповеди и приносящие покаяние, что можем сказать Господу? Стремились ли мы этими добродетелями укрепить и сохранить свое сердце от беспорядочного смятения? Нет! Господи, прости нас, грешных!

Мы даже и не подумали об этом, не пытались. Живем как живется, по велению необузданной натуры, по заветам злой силы и еще оправдываемся, что у нас такой характер, такой темперамент, что мы иначе не можем, такие уж мы есть. Мы даже на минуту не задумывались о плачевной участи своей, не остановили своего внимания на словах Апостола, что «без мира никто не узрит Господа» (Евр. 12, 14). Для нас, ведущих беспорядочную жизнь, это ведь страшные слова! Св. Отцы, направляющие и свою жизнь ко спасению, и по великой любви к ближним желая и им спасительного пути, заповедали положить непрестанным подвигом всей жизни хранение мира сердца. Господи! А мы так равнодушны, так беспечны к делу своего спасения! Прости нас, Господи! Помоги нам положить начало духовной жизни. Как страшно звучит это слово, если жизнь уже приблизилась к концу, и столько драгоценного времени прожито беспечно! Господи, прости нас, грешных! Во единодесятый час пришедших к Тебе, не стяжавших добрых плодов прожитых лет, а могущих только принести покаяние.

Умиротворяя себя, мы должны быть миротворцами относительно ближних. Разлад и конфликтность внутри человека, разлад и отчужденность друг от друга, враждебность, подозрительность — все это результаты нарушения грехопадением прародителей Адама и Евы благодатной мирной связи с Богом. Без восстановления этой связи, без примирения с Богом, спасение невозможно. Об этом так говорит апостол Павел: «Благоугодно было Отцу, чтобы посредством возлюбленного Своего Сына примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию Креста Его, земное и небесное» (Кол. 1, 19-20).

И если обратиться к нашему времени, то оно особенно характеризуется отчужденностью людей, потерей сердечной связи, взаимного доверия и искреннего, доброжелательного влечения одного к другому. Даже среди членов одной и той же семьи заметны желания отъединиться, отгородиться перегородками, чтобы иметь свой собственный угол. Это происходит потому, что не создана гармония, внутренний мир у каждого члена семьи с самим собой, внутри себя, чтобы на основе этого внутреннего мира искать и создавать мир и со всеми близкими, и со всеми другими людьми. Только когда во Иисусе Христе восстанавливается мир внутренний в человеческом сердце, тогда восстанавливается связь этого сердца со своими ближними. Эта связь выражается в единстве слова, духа и мысли. «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы вы все Говорили одно и не было между вами разделений, но чтобы вы были соединены в одном духе и в одних мыслях» (Кор. 1, 1).

Чем же мы нарушаем согласие и мир? Мы упрямы и своенравны, до предела настойчивы в своих мнениях и желаниях. В спорах неуступчивы, даже если понимаем, что неправы, только бы наше слово было последним. Мы тщеславны и славолюбивы, считаем себя умнее, лучше других, ни в чем не имеем намерения уступить, не имеем и признаков скромности, завидуем решительно всему: и богатству, и счастью, и здоровью, и способностям, и успехам в жизни других. Отсюда всячески стараемся принизить чужие заслуги, а то и очернить или оклеветать ближнего. Какое же это миролюбие? Господи, прости нас, грешных!

Следующей причиной нарушения согласия и мира является желание властвовать, поучать других. Кто из нас в своем кругу не болен этим греховным желанием? И к каким раздорам, раздражениям, вплоть до ненависти приводят в наших отношениях эти желания! Теперь никто и никому не хочет подчиниться, уступить, кого-то послушаться... Это касается и детей по отношению к родителям, и подчиненных по отношению к начальству. Везде мы показываем свою строптивость и намеренную гордыню. Господи, прости нас, грешных!

Четвертым врагом мира является своекорыстие, т. е. предпочтение своих выгод выгодам ближних. Кто из нас может сказать, что для сохранения мира, во имя братской любви умеет жертвовать своими удобствами и выгодами? Господи, прости нас, грешных!

Да мы готовы, как говорят в народе, «глотку перегрызть» тому, кто покушается в чем-то утеснить нас.

Если мир как-то нарушен, то братская любовь требует вспыхнувшую искру раздора скорее погасить. Если мы сами подали повод оскорблению чьему-либо, то мы должны спокойно объяснить свое намерение и поступок, который он понял в противоположную сторону. Если же кто в самом деле потерпел от нас оскорбление или вред, то мы обязаны смиренно просить прощения и удовлетворить за вред. А если мы сами оскорблены или обижены другими, то должны быть удобопреклонны к примирению: когда оскорбляющие у нас просят прощения, надо немедленно с готовностью простить, а иногда для обоюдного блага полезно оскорбленному самому искать примирения, когда оскорбивший по жестокости характера не заботится об этом. Поступаем ли мы так в своих взаимоотношениях с ближними? Нет! Господи, прости нас, грешных!

Мы постоянно кого-то обижаем, постоянно «дуемся» на кого-то, сердимся, враждуем без примирения. Посмотрите на себя — - постоянно ссорящиеся, враждующие, недоверяющие друг другу. Не ваш ли портрет описал св. Григорий Нисский? «Они встречаются угрюмо и один в другом всегда гнушается: уста их безмолвны, взоры отвращены и слух одного закрыт для слов другого. Все, что приятно для одного из них, ненавистно другому». Стыдно, совестно со стороны посмотреть на себя. Мы даже сами того не замечаем, что постоянно пребываем в несогласиях и ссорах, раздоре и вражде с ближними, делаемся все более холодными, бесчувственными, жестокими, дикими, свирепыми, не человеками и не христианами. Это к нам относится грозное предупреждение апостола: «Если же друг друга угрызаете, и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом». Смотрите! Когда-нибудь откроются перед нами плоды нашей земной вражды, и мы ужаснемся! Бог хочет миротворцев, а мы ссоримся! Бог хочет созидателей мира, а мы разрушаем его даже там, где он есть своей болтливостью и злонамеренными сплетнями, пересудами с искажением истины. Господи, прости нас, грешных!

Господь совершенно истребляет и уничтожает все противоестественное и чуждое добру. Подобную же деятельность Он заповедует каждому, именующему себя христианином. Каждый из нас должен погашать ненависть, прекращать вражду, мщение, уничтожать ссоры, изгонять лицемерие, угашать в сердце память о злобе и вместо того вводить в него все противоположное: любовь, радость, мир, благость, великодушие, словом, все собрание благ... (Св. Григорий Нисский). «Господь потому и называет миротворца сыном Божиим, что доставляющий такое спокойствие человеческому обществу делается подражателем истинному Богу» (Св. Григорий Нисский).

Если же озлобление и немирство проявляются между верующими во Христа, если люди относятся с горечью и недружелюбием друг ко другу по каким-нибудь причинам личным или по узости своих взглядов, то какой позор мы накладываем на имя Христово! Как часто среди неверующих возникают такие разговоры, что, мол, толку, что они в Бога верят, посты соблюдают, из церкви не выходят, а посмотрите как живут: и ссорятся, и осуждают, и клевещут, и враждуют, и даже дерутся между собой, а нас-то и за людей не считают совсем! Господи, прости нас, грешных!

Умири нашу жизнь, Господи, умягчи нашу жестокость, дай нам любовь, побеждающую все восстающее на нас. Пусть послушание этому слову — «ищи мира и стремись к нему», восторжествует над всеми раздорами, которые отравляют жизнь и сердце. «Миротворствуйте в себе и Бог любви и мира будет с вами» (2 Кор. 13, 11).

Продолжение

http://www.club-vozrojdenie.ru/publ/79-1-0-961



Источник: http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=2470
Категория: Слово пастырей | Добавил: Vladimir (06 Сен 2011)
Просмотров: 2901 | Теги: любовь, Пост, заповеди блаженства, Православие, смирение, душевные скорби, Господь, Радость, терпение, милостивый | Рейтинг: 5.0/4
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Апологетика [7]
Аскетика [19]
Богословие [47]
Вера и жизнь [39]
Вера и наука [5]
Ветхий Завет [1]
Текст. Толкование
Дела милосердия [4]
Духовная жизнь [57]
Дорога к храму [19]
Закон Божий [11]
История Церкви (христианства) [7]
Катехизис [2]
Литургика [8]
Новый Завет [6]
Текст. Толкование
Подвижники [36]
Православие и медицина [3]
Размышления [105]
О грехах и добродетелях. Месяцеслов с размышлениями православного священника на каждый день года
РАССКАЗЫ СТРАННИКА [16]
ОТКРОВЕННЫЕ РАССКАЗЫ СТРАННИКА ДУХОВНОМУ СВОЕМУ ОТЦУ.
Святая гора Афон [48]
Святые места [18]
Сектоведение [1]
Слово пастырей [83]
Слово и послание пастырей
Храм святой мученицы Татианы [3]
История, события, новости, связанные со храмом
Другое [60]
В соц. сетях
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
Мини-чат
Поделиться в соц. сетях:




Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Возрождение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Форум клуба"

Наши друзья

Общество друзей милосердия InetLog.ru статистика
24log.de
24log.ru счетчик посещений
Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок