Главная » Душеполезное чтение » Православие и мир » Дорога к храму

Что самое плохое в христианстве?

Начало

Церковь — это экспериментальная площадка для исполнения Евангелия

Церковь, собственно говоря, приход, община — это экспериментальная площадка для исполнения Евангелия. Потому что прежде чем полюбить кого-то за пределами храма, мы имеем возможность полюбить своих близких, родных, которых мы братьями и сестрами называем. Мы действительно родные, и это родство может стать таким наполнением нашей жизни, что мы поймем: мы сюда не за чем-то своим маленьким пришли, а Христос нас любит всех одинаково и хочет, чтобы мы жили во Христе единой этой жизнью, любовью, Христовой жизнью. Апостол Павел в послании к Ефесянам говорит: «Братья, у вас ведь должны быть те же самые чувства, что и у Иисуса Христа! Ведь во Христе возможно, чтобы мы смотрели, как Христос, слышали, как Христос, вдыхали, как Христос, говорили, как Христос, обнимали, как Христос! Это нам дано через то, что Христос с нами соединяется! Он нам Себя отдает, чтобы мы стали Им, чтобы мы были на Него похожи!». И тогда мы становимся людьми.

Человек — это не тот, кто ходит на двух ногах, говорит на человеческом языке и пользуется мобильными средствами связи. Человек — это тот, который похож на Бога, который раскрыл замысел Божий о себе, потому что, как только человек перестает быть рядом с Богом, вся ценность человека опускается до нуля. Без Бога человек вообще ничего не стоит. Мы прекрасно видим ценность человеческой личности, человеческой жизни в таких обществах, где нет Бога. Пожалуйста, наш Советский Союз показал, насколько ценен человек с большой буквы, как он гордо звучит. Миллионы уничтоженных во время гонений верующих, миллионы уничтоженных в сталинских лагерях. Человеческая личность вообще перестала что-то значить, чего-то стоить! Да и во всем мире так, по большому счету — как только человек от Бога отлучен, он свое человечество теряет, он становится высокотехнологичным человекообразным существом, не более того. А приобретает человеческое тогда, когда соединяется с Богом. Церковь нужна в том числе и для того, чтобы люди становились людьми, чтобы человек во Христе обретал свое высшее человечество, Богоподобие оно называется.

Церковь существует именно таким образом. О такой Церкви мы почти ничего не знаем, мы очень мало об этом слышим, мы очень мало об этом думаем. Церковь как организация мощная, сильная, всем видна, как корпорация — всем видна, как политический силовой инструмент — всем видна. Звучит отовсюду — Церковь и политика, Церковь и бизнес, Церковь и общество, Церковь и… Это какая Церковь? Та Церковь, которая является мощной организацией, или та Церковь, о которой сказано «организм любви»? Для нас сейчас, современных, «новорожденных» христиан, такое время прекрасное, когда наша Церковь — тоже новорожденная, она состоит из христиан, которые пришли в Церковь не потому, что их так воспитали родители, и не потому, что они свою идентичность православную исповедуют, а потому, что они в Бога поверили в какой-то момент своей жизни поняли, что без Бога дальше жить невозможно. Это самая прекрасная Церковь!

А вот есть такой образ, исторически сложившийся или как-то так до нас дошедший, когда Церковь — это предприятие, организация. Мы начинаем — по неумению, по незнанию, по неопытности своей, — принимать это за истинное, как будто это и есть главное, как будто это и есть та самая Церковь, которую основал Христос. Давайте мы с вами будем немножечко отделять главное от второстепенного, истинное сущностное, существительное от прилагательного. Тогда для нас самих будет понятно, зачем мы ходим в церковь, как мы живем как христиане, что для нас значит наша вера, как мы читаем Евангелие, почему мы причащаемся, что значит богослужение? Это сложные вопросы, на которые человек может отвечать всю свою жизнь. Что для нас значат обряды, что стоит на каких местах?

В такой Церкви сегодня — в Церкви Бога Живого, в Церкви любви, в Церкви, которая дает любовь и учит любви, — нуждается сейчас огромное количество людей. О такой Церкви мы сегодня не умеем пока свидетельствовать, потому что мы действительно еще новорожденные, мы много чему не научились, но мы должны именно этому учиться у Христа, именно этому нас может научить наша Церковь, если мы этого у нее попросим.

Ответы на вопросы

Если у вас есть какие-то ко мне вопросы, они могут быть на разные темы, я мог бы постараться попробовать на них ответить. Пожалуйста!

— Я недавно живу в этом городе, 10 лет, за это время храм становится все краше и краше, строятся новые здания… Но я хочу обратить внимание, что в ста метрах за вашей спиной находится городское кладбище. Оно заброшено. Я очень много езжу по разным странам и могу сказать, что такого кладбища нигде не видел. Поэтому я хотел бы услышать ваш совет, что мы, миряне, должны думать и делать, когда проходим мимо этого места?

— Подобное случается у нас повсеместно. Большинство населения как раньше, так и сейчас, живёт в реалиях атеизма. Поэтому и кладбище свидетельствует о том, что смерть побеждает жизнь, это место, где нет связи между живыми и усопшими. Это естественно для нашей безбожной жизни, для нашего безбожного прошлого, которое еще не преобразилось. Поэтому можно только об этом горевать. Это первое. Второе: когда человек проходит мимо кладбища, это в рамках нашей древней традиции, он даже инстинктивно не может не начать молиться о тех людях, которые там погребены. Поверьте, это совсем не мало! Если каждый прихожанин, возвращаясь после службы, проходя мимо этого заброшенного кладбища, помолится кратенькой молитвой о душах, которые там лежат, — это очень-очень много. Третье: мне кажется, что есть такие вещи, которые не вернуть, которые невозможно восстановить. Сказал ведь Господь: «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов».

Есть вещи, за которые даже браться бессмысленно, потому что то, что посеяно чужими руками, их волей или безволием, — не перевернешь. Что-то будет исчезать, что-то будет гибнуть. Даже такое святое место, как кладбище, кладбище, забытое безбожными людьми, уйдет. Ничто не может держаться, если это не на Боге. Нам нужно думать, как сделать так, чтобы церковное пространство так высветлило нашу жизнь и не только нашу, но и чужую, чтобы внуки этих людей очнулись, чтобы они вернулись на это кладбище и ухаживали за могилами своих предков. С самим кладбищем, я думаю, мы вряд ли что-то сделаем. Даже если мы организуем какой-нибудь православный десант и уберем все могилки, крестики поставим над ними и покрасим их, через несколько лет это все равно все рухнет. Это мое мнение, простите. Мы можем очищать только свое пространство жизни, если мы будем очищать чужое, то мы не займемся тем, что сейчас важно для нас. Христианство живет этим — сначала ты сделай, чтобы у тебя внутри было правильно и хорошо, потом ты сможешь сделать что-то другое. Пока ты сам еще как кладбище, пока ты сам не до конца ожил, оставь мертвых хоронить своих мертвецов.

— Здравствуйте! У меня есть два вопроса насчет Евангелия. Первое, мне бросилось в глаза, что когда Иисус своим последователям какие-то истины раскрывал, давал притчи, это были какие-то зашифрованные фразы. Он почему-то говорил расшифрованную версию только ближайшим слушателям, почему он не давал всем людям это знание? И еще один маленький вопрос: как вы думаете, что Иисус имел в виду, когда сказал, что даже при жизни некоторые из вас увидят Царствие Божие. Что это означает?

— Когда Он говорит эти слова, то сразу начинается Евангельское чтение о Преображении. Потом, когда Господь говорит свои слова, Он ведет своих учеников на гору Фавор и преображается перед ними, они видят Царствие Божие. Это говорит о Его преображении. Господь преображается перед своими учениками. Он показал Свою Божественную славу — так, как они могли это видеть. Это говорится о учениках, которые присутствуют, когда Господь являет Свою Божественную природу. Об этом свидетельствуют два пророка — Моисей и Илия.

— Мы молитвенно произносим: «Да пребудет Царствие Твое». Получается, что Царствие уже пришло?

— Конечно, пришло. Иначе что бы нам надо было «взыскать», ведь Христос говорит: «Взыщите прежде Царствия Божия и правды Его, и все остальное приложится вам». Что значат его слова, что Царствие Божие не где-то там, не где-то здесь, а внутри вас есть? Но очевидно, что это Царствие Божье, которое мы призываем в молитве «Отче наш» как знак Его второго пришествия и окончательной полноты этого Царствия Небесного для всех верных. Это Царствие Божие мы вкушаем во время Евхаристии, поэтому священник, начиная литургию, возглашает: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь». Мы, находясь на Божественной литургии, приобщаясь Святых Божественных тайн, те же самые апостолы на горе Фавор, для которых Царствие Божье приходит во всей силе.

Мы бессильны это Царство в себе раскрыть и жить так, как жили многие святые, но они жили в свете Царствия Небесного. Об этом мы знаем, об этом мы читаем. Об этом мы доподлинно знаем даже из нашего маленького опыта, потому что Царствие Божье во время общения с Богом так касается наших сердец, что мы точно знаем: Царствие Божие — оно вот такое. Когда мы на Пасху вдруг все вместе радуемся, когда на Пасху мы способны друг друга любить, на коротенький период, хотя бы во время пасхальной службы друг другу все простить, — вот оно Царствие Небесное. Полноту его мы ожидаем вместе со вторым пришествием и каждый раз на молитве «Отче наш» молимся о том, чтобы оно скорее к нам пришло.

Первый ваш вопрос. Знаете, Христос ничего не шифровал, в христианстве нет никакого тайного знания. Христианство — это откровение, это открытость Бога для людей. Никакой шифровки в Евангелии нет, нет никакого каббалистического кода, нет никаких вещей, когда можно на Евангелии гадать. На Евангелии не гадают. Притча — это тоже не шифрованный текст, притча — это многообразный текст, притча — это текст, который хранит в себе много смыслов, который не буквален, который дает человеку возможность постепенно постигать очень глубокие истины. С его духовным взрослением, с его образованием, мудростью, опытом притча раскрывается особенным образом. Евангелие так же раскрывается. Евангелие — это огромная притча. Ученикам дано больше, они видят Христа лицом к лицу, и они Его уже как Христа исповедовали, Он им открылся как Бог Истинный, Он им об этом сказал, поэтому слова, которые Он им говорит, Он говорит им это четко и понятно. Они все равно их не понимают, как вы видите. Из Евангелия понятно, что Христос говорит с ними более откровенно, более прямо, иногда объясняет им значения притч. Ученики все равно не понимают, потому что Дух Божий их просвещает, а они как люди еще не дозрели. Они дозревают только потом уже, спустя Воскресенье, Вознесение, во время сошествия Святого Духа, они вдруг дозревают и начинают сами проповедовать Христа. Тут не шифр, а, как бы сказать, область, которую надо познавать в движении, которая не является шифром или формулой, которую нужно выучить и всегда ей питаться.

— Здравствуйте! Хочу спросить Вашего совета. Если христианин желает добра, счастья, благополучия, любви или, например, здоровается, а человек не хочет принимать эту любовь твою, он даже не желает здороваться с тобой, отворачивается, как быть? Дальше здороваться или встать на его стезю? Рассудите данный вопрос, пожалуйста. Чтобы себе не навредить и человеку дать понять, что нельзя так себя вести?

— Я не думаю, что это только христиан касается. Вообще-то людям, вне зависимости от того, христиане они или не христиане, принято здороваться. Мусульмане тоже здороваются между собой. Люди неверующие здороваются между собой. Это говорит прежде всего о собственном человеческом достоинстве. Если я, как человек, перестану здороваться в ответ на то, что со мной не здороваются, то я немножко перестану быть человеком. Мое человеческое достоинство призывает меня всегда со всеми людьми здороваться, это мое человеческое достоинство — видеть в людях людей и поэтому с ними здороваться. Если я перестану с кем-то здороваться, значит, я перестану видеть в ком-то человека, а это уже мое будет недостоинство, я что-то потеряю. Мне тоже хотелось бы, чтобы со мной все здоровались, но это не главное. Главное, что если я позволю себе с кем-то не здороваться, то я немножечко перестану быть человеком. Себя нужно в этом смысле очень-очень хранить.

— Здравствуйте, меня зовут Николай. Вы говорили об апостольском послании, что надо испытывать те же чувства, что и Господь. Но ведь и язычники используют те же чувства? Где отличие?

Отличие очень большое. Мы говорим о человеческих чувствах, а у Христа все-таки чувства, которые на высоте человеческих чувств. Например, там дальше говорится об этих чувствах: «Иже, во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но Себе умалил {истощил}, зрак раба приим, в подобии человечестем быв». (Деян. 3, 1–8)

Я не уверен, что такое чувство глубочайшего смирения, которое было у Христа, способен получить человек просто потому, что он родился на земле. Есть вещи, которые человек просто обязан в себе воспитать. Человек может любить по-человечески — папу, маму, родину, но до какого-то момента, до каких-то пределов, до какого-то состояния, когда вдруг это начинает приносить какое-то неудовольствие. По-человечески, да, например, фарисеи то, что положено было дать родителям, отдавали в жертву на храм и считали, что «Бог, я заплатил Тебе эти деньги, теперь Ты заботься о моих родителях». Понимаете? Этим все и ограничивается. Любовь как чувство по-человечески очень ограничено, а во Христе оно безгранично. До того безгранично, что даже врагов своих принимают. Поэтому сравнивать человеческие чувства в этом смысле мы не можем. Мы должны так же чувствовать, как Христос, а Христос так чувствовал, что за каждого на крест пошел.

Мы неспособны к этому, но мы иногда способны на какую-то жертву ради другого. Иногда бываем способны на жертву ради близких друзей, это понятно. Иногда бываем способны на жертву даже ради незнакомых людей; бывают такие вещи, когда человек способен на жертву, тогда он начинает быть похожим на Христа. Немножечко, но похожим на Христа. Или если, например, человек способен смириться с чем-то. Взял и смирился. Он тоже становится похожим на Христа. Чувства человеческие — это просто человеческие чувства, сами по себе они не имеют большой цены, потому что это дар Божий. С этими чувствами, как с талантами, человек должен что-то делать, чтобы они достигали какой-то особой остроты, особого звучания, каким-то особым смыслом наполнялись. Иначе чувства будут называться теми же словами, но очень быстро превратятся в инстинкты. Человек будет говорить: «Я тебя люблю!», — а на самом деле, это будет просто инстинкт.

— Батюшка, а как часто можно причащаться мирянам?

По-разному, знаете ли, можно к этому относиться. Вопрос ведь не стоит — часто или редко? Если человек чаще причащается, он становится от этого святее? Нет. Священники причащаются на каждой литургии, а мы, в общем то, такие люди — так себе. Вопрос — как человек к этому относится, как человек этого жаждет, как человек способен открыть себя для Бога, насколько для него Причастие является жаждой его внутренней жизни? Исходя из этого, человек для себя свободно решает, как он подходит к принятию Святых Христовых Тайн. Здесь нет каких-то жестких правил, не должно быть установок, что часто причащаться плохо или, наоборот, хорошо! Тут не должно быть никаких оценочных вещей, все люди разные, у разных людей разный духовный опыт, у разных людей разная скорость движения к Богу, у всех разная молитва.

Нас так приучили, что мы все начинаем воспринимать стандартно, какими-то схемами. У нас есть утренняя и вечерняя молитва — и мы их долдоним с утра до вечера всю свою жизнь. А почему? Почему только эти молитвы надо читать утром, днем и вечером, разве нельзя по-другому молиться Богу? Нельзя другие слова найти, которые сейчас выражают мое внутреннее состояние? Мы отчитали и все, а мы ведь даже многих слов не понимаем, которые в этих молитвословах написаны. Понимаете, христианину дается свобода, мы должны понимать, что мы свободны, и когда мы идем к Богу, не должно быть никаких внешних препятствий.

Скажем, многие люди хотели бы чаще причащаться, и жажда есть такая внутренняя, и какое-то внутреннее стремление. Бывает так, что человек стоит, кто-то причащается, а ему до слез обидно, что все причащаются, а он не причащается, почему? Непонятно. Чувство, что он чего-то лишился, хотя просто не причастился, как и многие. Это очень хороший знак, это значит, что душа открылась для жажды Бога. С другой стороны, человек хочет причащаться еще, а ему говорят: «Надо пять дней поститься, нужно прочесть три канона с акафистом и еще Последование к причастию». Человек приходит с работы, открывает молитвослов, он ничего не понимает, у него глаза на лоб лезут, он изнемогает. Получается, что это правило, которое должно готовить человека к причастию, помогать ему причащаться, становится препятствием, потому что человек такую высокую планку взять не может. Ему кажется, что если он этого не сделал, то он уже не достоин. Разве нас правила делают достойными Причастия? Нас достойными делает сам Христос. Мы всегда не достойны причащаться, поэтому сколько бы мы ни читали, как бы мы ни постились, это ничего не прибавляет нам, это нас может правильно настроить, а может, наоборот, расстроить — так, что мы и причащаться не захотим.

Поэтому и правила к причастию, и пост к причастию — всё это человек должен выбирать для себя сам, исходя из собственных сил, исходя из своего духовного опыта, исходя из честности своей, из ревности своей. Но главным должно быть желание причащаться, желание быть со Христом. Когда это желание есть, тогда человек постепенно начинает причащаться так, как его тянет к этому его сердце. Кто-то причащается на каждой литургии, кто-то причащается реже, кто-то причащается еще реже, но если это формально, то во всех трех случаях это неправильно. Часто или редко — главное, не причащаться формально. Когда человек идет причащаться, чтобы быть со Христом, когда у него жажда причастия — это главный критерий того, как мы должны выбирать, часто ли нам причащаться.

— Добрый вечер, у меня такой вопрос — иногда бывает, что заходишь в церковь, а у тебя нет юбочки — дадут повязать, нет платочка — дадут платочек, то есть если хочешь — заходи, пожалуйста!

— Нет сердца, дадут сердце!

— А бывает так, вот я была в церкви в Серпухове, не помню, как называется церковь. Зашли в церковь с мамой, там свечки ставить нельзя — «Не зажигайте! Просто поставьте, но не зажигайте!». И там таких штук 20 свечек лежит, которые нельзя зажигать. Это правильно вообще?

— Не знаю.

— То есть зайти ты можешь, но тебе ничего делать там нельзя.

— Почему? Молиться-то ты можешь!

— Но в церкви не горит ни одной свечи!

— Честно говоря, я не совсем понимаю, о чем идет речь. Наверное, есть такие храмы, где какие-то древние фрески…

— Нет, она была достаточно новая.

— Извините, я не могу комментировать то пространство, где я никогда не был. Но горит твоя свеча или не горит, по сути своей, если ты пришел, чтобы поставить Богу свечку, Он же видел твое желание, Он же свечку заметил. Зажгут ее потом или не зажгут — Ему огонечек не нужен. Ты пришел в храм молиться. Свеча — это только символ молитвы, только внешнее выражение того огня, который горит уже здесь, в сердце. Если огонь здесь горит, как свечка, то это хорошо. Если он не горит, то можно свечку зажечь, но толку никакого. Поэтому не надо сильно смущаться. Если вы пришли в Храм к Богу, поставили свечу и помолились, поверьте мне, все произошло так, как должно было произойти.

Вопрос от настоятеля храма Святой Троицы г. Электроугли, протоиерея Александра Лыкова: Батюшка, такой вопрос. Как и во многих храмах, мы сейчас ведем беседы с теми, кто собирается креститься. И вот мы с отцом Андреем, не сговариваясь, сдерживаем натиск таких скоропоспешных христиан, которые хотят побыстрее крестить детей. Я знаю, что Вы тему вхождения в Церковь изучаете. Понятно, что сейчас идет «разнарядка» — четыре-пять бесед. Мы стараемся, конечно, не по разнарядке действовать. Но люди приходят, как в московских храмах, так и здесь, совершенно «с нуля», то есть они крещены (я имею в виду родителей детей), но не открывали ни разу в жизни Евангелие, нет ни опыта молитвы, ничего. Мы знаем, что в древней Церкви институт оглашения был от года до пяти лет. Мы тоже стараемся хоть как-то готовить родителей. Какой критерий есть, что вот, пора, теперь можно крестить? Что необходимо для того, чтобы принять это решение?

— Мне кажется, одним из главных критериев после огласительных бесед должно быть исповедание человеком того, что он остается в Церкви. Что он приходит не взять крещение, а что он приходит сюда, чтобы стать членом Церкви, стать христианином. Мне кажется, именно готовность жить с Церковью единой жизнью — она есть знак того, что человека можно крестить.

— Здравствуйте! Сегодня звучала фраза, я, в принципе, слышу ее довольно часто, у меня особый какой-то трепет, когда я слышу эту фразу-то, что называется «встреча с Христом». Мне даже обычно неудобно подходить к людям и задавать вопрос: «Что было с тобой?». Зачастую есть ощущение абсурдности жизни без Бога, надежды на то, что твои желания реализуются, что ты встретишься с Ним. Собственно, я знаю многих людей, которые ходят в храм, может быть, еще не имея даже твердой веры, но она понимают, что она должна быть. Существуют ли какие-то слова, описание того, чем должна быть эта встреча, что это такое? Спасибо.

— Знаете, о такой встрече со Христом не очень просто говорить, в связи с тем, что это может не быть такой встречей, которая была у апостола Павла. Вот он встретился, ослеп, и это было какое-то чудо в его жизни, которое потрясло его единомоментно. Для человека встреча со Христом в Церкви может длиться довольно долгий период, и он все равно будет в состоянии встречи, потому что это будет встречное движение.

Может, конечно, будет какой-то момент, когда человек что-то поймет, но потом его ожидают еще более серьезные вещи. Поэтому Церковь — это не место, а путь, путь этой Встречи. Этот путь осуществляется с двух сторон. Христос к тебе идет, а ты — к Нему. Все ближе и ближе, ближе, в какой-то момент эта близость может тебя, как многих в Церкви, как-то совершенно зажечь и сделать другим человеком. Сказать о том, что человек пришел, встретился и вот все отлично, теперь он живет в Церкви после встречи со Христом — нельзя. Какая-то встреча случается в момент первой исповеди и первого причастия, какое-то знание и какое-то понимание приходит, потом что-то отходит, потом человек может вообще этой встречи даже не жаждать, потому что ему достаточно ходить по богослужебному кругу, от Пасхи до Пасхи, от исповеди до исповеди, от причастия до причастия. Он так живет, целую свою жизнь проходит — вроде каждое воскресенье в храме, вроде регулярно исповедуется и причащается, вроде все есть, а Христос может быть не рядом.

Да, ты нашел для себя такой путь, где ты всегда прав, ты знаешь, что все, кто так не живут — не спасутся, что у них там ересь и разгул, а мы в лоне истинной Церкви. Мы исполняем все заповеди, ходим себе правильным путем, но это путь не по серпантину, не вверх, а путь на одном месте. Через какое-то время человек не может не ощущать, что этот путь его опустошает, что ему уже скучно стоять на службе, что ему уже не приятно поститься, и он уже начинает в каждом видеть то, что он не видит в себе — все оказываются плохими, священники оказываются не такими, все оказывается не так, не то и не здесь, потому что он искал уверенность и нашел, нашел ее в Церкви. Церковь может дать эту уверенность, если ты ищешь внешних вещей. Человек уверен, что в Церкви все всегда правильно и хорошо, а если кое-где у нас порой что-то не так — это клевета и заказ госдепа. И так далее, и тому подобное. Поэтому встреча со Христом — это как раз тот самый путь, который человек проделывает всю свою жизнь, но именно в Церкви.



Источник: http://www.pravmir.ru/all-you-need-is-love-ili-dlya-chego-sushhestvuet-cerkov/
Категория: Дорога к храму | Добавил: Vladimir (29 Янв 2014)
Просмотров: 1364 | Теги: храм, Бог, торговля, протоиерей Алексий Уминский, вера, человек, Христианство, Церковь, хранительница любви | Рейтинг: 4.6/5
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Категории раздела
Апологетика [6]
Богословие [39]
Вера и жизнь [32]
Вера и наука [4]
Ветхий Завет [1]
Текст. Толкование
Дела милосердия [4]
Дорога к храму [19]
Закон Божий [11]
История Церкви (христианства) [6]
Катехизис [2]
Литургика [8]
Новый Завет [3]
Текст. Толкование
Православие и медицина [3]
Размышления [90]
О грехах и добродетелях. Месяцеслов с размышлениями православного священника на каждый день года
РАССКАЗЫ СТРАННИКА [16]
ОТКРОВЕННЫЕ РАССКАЗЫ СТРАННИКА ДУХОВНОМУ СВОЕМУ ОТЦУ.
Святые места [10]
Сектоведение [1]
Слово пастырей [59]
Слово и послание пастырей
Храм святой мученицы Татианы [3]
История, события, новости, связанные со храмом
Другое [53]
В VK
Мини-чат
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)

Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Возрождение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Форум клуба"

Общество друзей милосердия статистика
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Сервер 'Россия Православная' Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок