Главная » Библиотека » Лекторий » Материалы лектория

Священномучнеик Фаддей, Архиепископ Тверской
19 Фев 2014, 17:50

доцент, к.ф.н. Абызова Элеонора Борисовна.

        Двадцатый век вошел в историю как век жестоких гонений на Русскую Православную Церковь. Среди злодейски убиенных и замученных в годы гонений было неисчислимое множество православных: мирян, монахов, священников, архиереев, единственной виной которых оказалась твердая вера в Бога. Прославление в лике святых сонма новомучеников и исповедников Российских на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, на рубеже тысячелетий, подвело черту под страшной эпохой воинствующего безбожия. Это прославление явило миру величие их подвига, озарило пути Промысла Божия в судьбах нашего Отечества, стало свидетельством глубокого сознания трагических ошибок и болезненных заблуждений народа. В мировой истории еще не бывало такого, чтобы Церковь прославила столько новых небесных заступников (к лику святых причислены около двух тысяч новых мучеников). Значительная часть их была прославлена поименно, но канонизированы они всем Собором, включая и тех, чьи имена неизвестны. Каждый год этот Собор пополняют новые имена – по мере того, как изучение архивных материалов открывает их жизнь и подвиг.   Но этот список никогда не будет полным – многим новомученикам суждено навеки остаться безымянными, их имена уже невозможно восстановить. «Хотелось бы всех поименно назвать, но отняли списки, и негде их взять», - писала Анна Ахматова в поэме «Реквием»1.

         Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской, в миру Иван Васильевич Успенский, родился 12 ноября 1872 года в селе Нарусове Лукояновского уезда Нижегородской губернии в семье потомственного священника и в крещении был наречен Иоанном в честь святого преподобного Иоанна Дамаскина. У него было шесть братьев и две сестры. Учился Иван в Нижегородском Духовном Училище, в Нижегородской Семинарии, а в 1892 году (в возрасте 20 лет) поступил в Московскую Духовную Академию. Здесь он сблизился с ее ректором, архимандритом Антонием (Храповицким), а позже стал его другом. По его совету Иван стал посещать Гефсиманский скит, где жил старец Герман. Молодой человек старался вести внимательную внутреннюю жизнь. В своем студенческом дневнике он подводил итог каждого прожитого дня – как внешних дел, так и внутреннего своего состояния. Самоограничение и борьба с помыслами были для него иной раз мучительны. «Стоял за службой, увы, то бросаемый в ужас от того, что приходят обеденные мысли, то впадал в суетливые мысли об экзаменах. Так трудно соблюсти себя, и так редко мера находится», - писал двадцатилетний семинарист2.  Иван с усердием выполнял все положенные молитвенные правила и старался непрестанно молиться, даже беседуя с кем-нибудь. При этом он не показывал своего молитвенного состояния, но его душевный настрой ощущался окружающими. Со своими однокурсниками он был молчалив и сдержан. В эти же годы Иван принял решение не жениться, а придерживаться монашеского образа жизни. Архимандрит Антоний и старец Герман частенько заговаривали с ним о монашестве. Иван решил готовить себя к отрешению от всего и молить Господа, чтобы Он показал ему путь, которым подобало бы идти, не ослабевая. В 1894 году Иван защитил кандидатскую работу на тему «Круг деятельности и задачи пастырского служения духовенства по каноническим памятникам домонгольского периода». Работа была названа лучшей на курсе. 18 января 1895 года будущий святитель впервые увидел праведного Иоанна Кронштадского, посетившего Троице-Сергиеву Лавру. Позже святой Иоанн Кронштадский благословил молодого семинариста на подвиг монашества. В 1896 году Иван окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и был оставлен при Академии в звании профессорского стипендиата. 15 августа 1897 года 25-летний Иван Успенский был пострижен в монашество с именем Фаддея и рукоположен в иеромонаха. В течение нескольких лет он служил инспектором Минской, Уфимской и Олонецкой (в Петрозаводске) семинарий. Опыт усердного и успешного преподавания позволил ему написать для преподавателей церковно-приходских школ учебник «Записки по дидактике и методике Закона Божия и славянского языка», заложившую фундаментальные основы преподавания этих предметов в школе3.   В 1902 году иеромонах Фаддей был возведен в сан архимандрита и в 1908 году хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского.

        Вручая епископу Фаддею жезл, архиепископ Антоний (Храповицкий) сказал: «Ты не знал собственности, не знал житейских удобств. Ты сюда приехал на занятые в долг деньги и почти без багажа. Правда, ты вывез из Петрозаводска, как и из других городов твоей прежней службы более ценные, в духовном, конечно, смысле сбережения: задушевнейшие прощальные речи и память о множестве прощальных слез, пролитых твоими учениками и сослуживцами. Ты взираешь на жизнь как на крест, на свое положение и звание – как на долг, обязующий тебя к неуклонной работе»4.  

         Владыка Фаддей часто объезжал свою епархию, посещая каждый приход, бывая в самых глухих и отдаленных уголках. Везде он посещал церкви и школы, произносил проповеди, поднимая дух паствы, ободряя пастырей и объединяя всех в общей молитве. Иногда он говорил по шесть проповедей в день. Слово его было вдохновенно и со властью. В сентябре 1916 года епископ Фаддей был переведен на Владикавказскую кафедру. Он пробыл здесь меньше года, однако пребывание владыки на Владикавказской земле произвело на паству неизгладимое впечатление. В 1917 году он вернулся в Волынь, которую оккупировали поочередно то немцы, то поляки, то петлюровцы. Волынь была ввергнута тогда во все ужасы оккупации, междоусобицы и разрушения. В это трудное время он духовно окормлял и поддерживал свою многотысячную паству. Самому епископу пришлось претерпеть тогда много скорбей, особенно при власти петлюровцев. Вскоре владыка Фаддей был арестован. Сразу же после его ареста православные жители Житомира написали заявление в Волынскую ЧК с просьбой отпустить владыку. Они писали: «Епископ Фаддей хорошо всем известен в городе Житомире, где нет храма, в котором бы он не служил и не проповедывал. Нам известна и его личная жизнь как молитвенника и пастыря. Никогда владыка Фаддей не вмешивался в политику, ничего не предпринимал против Советской власти, ни к чему противозаконному никого никогда не призывал5».    Но власти не отпустили епископа, а перевели его в Харьковскую тюрьму. 25 февраля 1922 года ЧК постановило: «Гражданина Успенского И.В. выслать в административном порядке с правом жительства только в одной из центральных северных губерний РСФСР со взятием подписки о регистрации в органах ЧК». 9 марта 1922 года он был освобожден из тюрьмы и выехал в Москву. По прибытии в Москву владыка сразу пошел к Патриарху Тихону. 13 марта состоялось назначение владыки на Астраханскую кафедру, с возведением его в сан архиепископа.

         Но ОГПУ воспрепятствовало его выезду в Астрахань, арестовав и направив в ссылку в Зырянский край на год. До отправления в ссылку архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) во Владимирскую тюрьму. Митрополит Кирилл так вспоминал об этом: «Поместили в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, расположились на полу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе… Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и в отчаянии, владыка взял меня за руку и сказал: «Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами». Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник»6.

         Передачи в тюрьму для Владыки Фаддея собирала Вера Васильевна Трукс. Архиепископ целиком отдавал их старосте камеры, и тот делил на всех. Митрополит Кирилл вспоминал о случае прозорливости владыки Фаддея: «Однажды, когда поступила обычная передача, владыка отделил от нее небольшую часть и положил под подушку, а остальное передал старосте. Я увидел это и осторожно намекнул владыке, что он сделал для себя запас. «Нет, нет, не для себя. Сегодня приедет к нам наш собрат, его нужно покормить, а возьмут ли его сегодня на довольствие?» - сказал владыка Фаддей. Вечером привели в камеру епископа Афанасия (Сахарова), и владыка Фаддей дал ему из запаса. Я был ошеломлен предсказанием7.   Позже владыка Фаддей отдал ему свою подушку, а сам спал, положив под голову руку. Одному из заключенных он отдал свои сапоги и остался в шерстяных носках.

        Летом 1923 года срок ссылки закончился и архиепископ Фаддей уехал в Волоколамск. Здесь он жил, а служить ездил в московские храмы. Осенью 1923 года он вновь был назначен астраханским архиереем. В Волоколамск направились 2 посланца из Астрахани. Они нашли владыку в крестьянской избе, в маленькой комнатенке, где стояла железная кровать, стол и единственный стул. Один из приехавших вспоминал: «Владыка принял нас по-монашески кротко, говорил тихо и мало. Нас поразила общая скудость обстановки и его бедная одежда, но зато привели в восторг аскетическая внешность, застенчивость и какая-то детская робость. Когда в конце беседы мы положили перед ним пакет с деньгами на предстоящие расходы по поездке в Астрахань, владыка покраснел, смутился и, отодвигая от себя пакет, сказал: «Что вы, что вы, зачем эти деньги, нет, нет, не надо, я приеду, приеду». Нам стало неловко, как будто мы сделали что-то очень непристойное, или обидное»8. Владыка Фаддей приехал в Астрахань 9 (22) декабря 1923 года. Ехал он в поезде и уже на подъезде услышал колокольный звон. Когда поезд остановился, купе тут же заполнилось духовенством. Священники подходили под благословение, хотели помочь вынести багаж. Они были удивлены, увидев, что весь багаж составляли старенький саквояж и узелок с горбушкой хлеба и кружкой. При выходе из вагона владыка смутился, увидев на вокзальной площади волнующееся людское море. Он не сел в пролетку, пошел пешком, моросил холодный дождь, было грязно, но это не смущало владыку. Около 11 часов утра он добрался до Крестовоздвиженской церкви, началась литургия, был воскресный день, праздник иконы Божией Матери «Нечаянная радость». Литургия закончилась в три часа, и до пяти владыка благословлял народ.  К приезду архиепископа Фаддея у православных оставалось всего 10 церквей. 9 храмов и 2 монастыря были захвачены обновленцами. Следует отметить, что владыка Фаддей за все время своего пребывания в Астрахани ни одного слова не сказал публично против обновленчества. Но для верующих не нужны были слова обличения, они и без слов понимали правду Церкви, воплощенную в этом божественном сосуде кротости, смирения, преданности и полного отречения от всего, что не есть Церковь. Видя кротость и смирение архиепископа Фаддея, люди поражались его духовной красоте. Его духовная гармония притягивала к нему людей, которые толпами сопровождали его по дороге в храм, искали общения с ним в церкви после службы, не отпуская его долгими часами, ища совета и утешения. В Покровский храм он ходил одной и той же дорогой через парк. Здесь прихожане ждали владыку. И еще очень долго эта дорожка в народе именовалась фаддеевской. В августе 1924 года владыка предпринял поездку в Москву к патриарху Тихону. 3 сентября у владыки был день тезоименитства, и по окончании литургии Святейший позвал его к себе. «Я знаю, вы, владыка, не любите торжественных приемов и многолюдных трапез», - сказал Патриарх, - так вот я пригласил Вас на скромный завтрак, тем более, что хочу видеть Вас в самой простой, келейной обстановке». После завтрака Святейший подозвал келейника и тот принес сверток. «Ну вот, Высокопреосвященнейший, - сказал Патриарх, - вот именинный подарок по русскому обычаю. Это облачение, причем красивое и сшитое по Вашей фигуре. Хотел подарить отрезом, да ведь Вы такой человек – все равно кому-нибудь отдадите, да тут еще мантия, ведь Ваша-то, поди старенькая»10.  Подарок был очень кстати: архиепископ ходил в старой заплатанной рясе и чиненых сапогах, имел одно облачение. Патриарх Тихон высоко ценил архиепископа Фаддея. Известно его высказывания о владыке Фаддее: «Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви – явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражается на его здоровье. Разумеется, владыка Фаддей избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа11.        

        Все знали в Астрахани, что в любой день владыка где-нибудь служит. У него были и постоянно заведенные богослужения. В церкви Петра и Павла он служил каждую среду всенощную, а в четверг – акафист Николаю Чудотворцу, в пятницу он читал акафист Пресвятой Богородице в Покровской церкви, в воскресенье – Спасителю во Владимирском соборе. После акафистов владыка вел беседы. В церкви Петра и Павла он разъяснял Новый Завет, начиная с первой главы Еавнгелия от Матфея и кончая Апокалипсисом. Владыка останавливался на каждой строчке евангельского текста и разъяснял его смысл. За акафистами в Покровской церкви по пятницам владыка изъяснял Ветхий Завет, а после воскресных акафистов – жития святых дня. Проповеди Владыка говорил за каждой литургией даже и тогда, когда был нездоров. В Астрахани владыка Фаддей был окружен всеобщей любовью, как мирян, так и духовенства. Хотя среди части астраханского духовенства в отношении к владыке ощущалась некоторая двойственность: с одной стороны, они разделяли общее умиление его прекрасной личностью, его монашеской кротостью, смирением, чрезвычайной доступностью и простотой в обращении со всеми, но с другой стороны, в них проглядывалась добродушная ирония по поводу его метода управления епархией, состоявшая в полном самоустранении от всех административных дел. У владыки не было своей канцелярии, была всего одна именная архиерейская печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. Да у владыки  и не было времени для канцелярских дел. Ежедневные, утром и вечером, посещения церкви и служба, а днем – прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре, во дворе, ввиду открытого доступа к владыке. Какой-то деревенский батюшка, узнав о простоте приема посетителей архиереем, явился к нему прямо с парохода в 6 часов утра. И был сразу принят. Верующие люди, следовавшие за ним тысячами, видели в нем не только отрешенного от всего мирского святого человека, но и своего духовного отца.

         В 1928 году Владыка был назначен на кафедру в Тверь. Здесь все 9 лет служения он был для города светильником ярко горящим и светящим. В этом городе он принял и мученическую кончину. Архиепископ Фаддей был арестован 20 декабря 1937 г. В тюрьме его поместили в камеру к уголовникам, которые всячески унижали его, заталкивали его под нары и время от времени совали туда консервную банку с нечистотами, с насмешками, говоря, чтобы он взял их кадило. Он с кротостью и смирением в последние дни пребывания своего на земле переносил все мучения и унижения. И Матерь Божия тогда сама вступилась за него, явившись ночью главарю уголовников. Она грозно сказала: «Не трогайте святого мужа, иначе вы все лютой смертью погибнете»12.  30 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила архиепископа Фаддея к расстрелу. Но он не был расстрелян, его утопили в яме с нечистотами. Случилось это 31 декабря. Тюремный врач предупредил верующих, когда тело владыки тайно повезут на кладбище, и двум женщинам удалось быть при погребении. Весной 1938 г. они перезахоронили владыку в простом гробе. В руку ему вложили пасхальное яйцо, на могиле поставили крест с надписью, но вскоре власти могилу ликвидировали. Все эти годы верующие Твери хранили память о владыке и о его могиле. Одна из верующих осенью 1990 года нашла точное место захоронения владыки. 26 октября 1993 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери, были обретены честные мощи священномученика Фаддея.

        Время 1937-1938 годов было временем массовых казней и братских могил, в которых покоятся сотни и тысячи убитых людей и которые по большей части для нас безымянны. Единственными из всей той эпохи массовых казней Господь даровал нам мощи священномученика Фаддея, как самого смиренного архиерея Русской Церкви в то время. За его величайшее смирение Бог в даровании Церкви его святых мощей показал, что есть самое главное и прекрасное в Божьих очах,»- написал игумен Дамаскин (Орловский), член синодальной комиссии по канонизации святых в статье, посвященной памяти священномученика Фаддея под названием «Драгоценный сосуд смирения»13.

        В феврале 1997 года Архиерейский Собор РПЦ причислил архиепископа Фаддея к лику святых. Его мощи покоятся в Вознесенском соборе Твери. Как и при жизни, святой подает исцеления и утешает в скорбях всех, кто обращается к нему с молитвой.

         В заключение хочется привести отрывок из воспоминаний Аркадия Ильича Кузнецова, хорошо знавшего владыку Фаддея в астраханский период: «Я хочу воссоздать образ человека необычайной монашеской красоты: мистического склада души, аскетических подвигов, ревностного, до самоотверженности, отношения к Церкви, смирения, кротости, беспредельной доброты и любви к людям. Какая-то необычайная гармония царила во всем существе этого человека. Я неоднократно испытывал непонятное состояние грусти от встречи с владыкой Фаддеем. Смирение, детская незлобивость души, застенчивая улыбка этого человека волновали меня, покоряли мое воображение и открывали в нем для моего внутреннего созерцания неисчерпаемые источники человеческих добротелей.»14 


Примечания

1. Ахматова Анна. «Реквием».
2. Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской. М., Благовест, 2011, с.8-9.
3. Там же. С.68.
4. Игумен Дамаскин (Орловский). Драгоценный сосуд смирения. «Фома», № 12, 2008 г., с.50.
5. Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской. М., Благовест, 2011, с 20-21.
6. Архиерей-подвижник. Из воспоминаний А.И.Кузнецова. Сретенский календарь, 2005 г., с.359.
7. Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской. М., Благовест, 2011, с.26.
8. Там же. С.28-29.
9. Там же. С.30.
10. Яковлев а. Патриарший крест. М., 2008, с.206.
11. Архиерей-подвижник. Из воспоминаний А.И.Кузнецова. Сретенский календарь, 2005 г., с.362.
12. Игумен Дамаскин Орловский. Драгоценный сосуд смирения. «Фома», № 12, 2008, с.50.
13. Там же. С.50.
14. Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской. М., Благовест, 2011 г., с.111.


Категория: Материалы лектория | Добавил: Evgenei | Теги: кротость, смирение, останки, священнномученик, мощи, монашество, астрахань
Просмотров: 1907 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Категории раздела
В VK
Мини-чат
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)

Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Возрождение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Форум клуба"

Общество друзей милосердия статистика
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Сервер 'Россия Православная' Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок