Главная » Библиотека » Лекторий » Материалы лектория

Подвиг митрополита: судебный процесс над священномучеником Вениамином, митрополитом Петроградским
14 Фев 2014, 09:58
АБЫЗОВА Элеонора Борисовна, кандидат филологических наук, преподаватель воскресной школы при Вознесенском соборе г. Йошкар-Олы

28 августа 2009 года у церкви  Успения  Пресвятой Богородицы  в  Санкт-Петербурге был  открыт  памятник  святителю Вениамину, митрополиту  Петроградскому. Простирая в благословении  руку, встал бронзовый митрополит на том месте, где, может быть, стоял он живым, благословляя  прихожан храма. В этот день,  когда от церкви  начался  крестный  ход, небо было затянуто тучами, но, когда подошли к памятнику, засияло солнце.  Наверное, оно сияло так же, как 4 июля 1922 года, когда подсудимым  на процессе  «петроградских  церковников» предоставили   последнее  слово.  Очевидец  вспоминал:   «День был солнечный, яркий. Вся фигура митрополита была освещена. Говорил просто, как всегда. Он сказал,  что к самому обвинению  относится спокойно, не может отнестись  спокойно к тому, что его здесь назвали «врагом народа». «Народ я люблю и отдал за него все,– сказал митрополит,– и народ любит меня». Потом,  забыв о себе, перешел  к установлению алиби отдельных обвиняемых, стремясь облегчить их участь, повторяя, что они лишь выполняли его распоряжения. Закончил он словами: «Я не знаю, что вы мне скажете в своем приговоре:  жизнь или смерть, но что бы вы мне ни сказали,  я осеню себя крестом  и скажу: «Слава Богу за все»1. Митрополита Вениамина приговорили к смертной  казни и в ночь на воскресение 13 августа 1922 года  расстреляли  возле  станции  Пороховые   по  Ириновской железной дороге.

Остановимся кратко  на  основных  вехах жизненного  пути священномученика. В воспоминаниях современников Владыки неоднократно встречается  описание его запоминающейся внешности. Вот одно из них: «Простое,  кроткое  лицо,  тихий свет прекрасных голубых глаз, тихий голос, светлая улыбка, все освещавшая. Весь его облик так действовал  на душу, что невозможно было не поддаться его обаянию»2.  Родился  он в 1873 г. в Олонецкой губернии в семье священника. Священство в роду будущего митрополита было потомственным: 9 священников предваряли  по семейной  линии  церковное служение священномученика3. Можно  сказать,  путь его был проторен  и намолен предшествующими поколениями родственников-cвященнослужителей. В  20  лет  он  закончил   Олонецкую  Духовную cеминарию и поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. В 22 года будущий священномученик был пострижен  в монашество, через месяц рукоположен во иеродиакона, затем, вскоре, в иеромонаха. Иеромонах  Вениамин менее всего заботился о своей карьере, но карьера его складывалась самым блестящим образом. В 24 года он закончил академию с ученой степенью кандидата богословия, преподавал Священное Писание в Рижской Духовной семинарии, а затем был назначен инспектором  Холмской  Духовной  семинарии. Митрополит Евлогий (Георгиевский), бывший там ректором, вспоминает о нем: «Это был молоденький, скромный, кроткий, улыбающийся монах, а дело повел крепкой  рукой и достиг добрых результатов. Между нами установились  дружественные  отношения, с ним мы шли рука об руку. Хороший он был человек»4. 18 февраля 1902 г. иеромонах  Вениамин был возведен  в сан архимандрита и назначен ректором  Самарской Духовной семинарии. Самарская семинария была названа при нем в отчете Святейшего Синода одной из лучших в России. Через 3 года мы видим его ректором Санкт-Петербургской Духовной семинарии, а 24 января 1910 г. состоялась его хиротония  во епископа Гдовского с назначением 4-м викарным  епископом Санкт-Петербургской епархии. В 1911 г. он становится  третьим викарием, в 1913 г.–  вторым,  в 1914 г.–  первым.  «И вот что поразительно,– пишет  Николай Коняев, автор прекрасной книги о священномученике Вениамине, – столь успешное  восхождение  по лестнице  церковной иерархии,  высокие должности,  епископский сан и многочисленные  ордена нисколько не повлияли  на простоту владыки Вениамина. Ректора  столичной  Духовной  семинарии менее всего  можно  было  назвать  сановником Церкви.  Он  охотно служил за городом: в Сусанине  и Вырице,  где заложил церкви, в Колпине и Луге, на рабочих окраинах,  среди ночлежек и трактиров»5. Молодого епископа знали и любили в столице. Не удивительно,  что на выборах  для замещения Петроградской  митрополичьей кафедры  24 мая 1917 г. свободным  голосованием  клира и мирян  он был избран  главой столичной епархии.  Избрание Владыки пришлось  на страшные  времена для Русской  Православной Церкви.  20 января  1918 г. большевики  выпустили  Декрет об отделении  Церкви  от государства. Церковь  была лишена  прав юридического лица и всего имущества.   Тогда,  защищая   святыни   Александро-Невской лавры, митрополит Вениамин организовал грандиозный крестный ход. Почти 200 крестных ходов от всех церквей и монастырей города сошлись  на площади  перед Лаврой. Митрополит с сонмом  петроградского духовенства отслужил молебен о спасении Церкви  от надвигавшихся на нее бедствий. Лавра устояла  тогда. Во время  крестного  хода митрополит дважды обращался  со словом  о гонениях  на Церковь.  «Пришли  печальные времена.  Велик гнев Божий,  нужно молиться»,– говорил Владыка6. Но эти слова услышали не только верующие. Изложение проповеди  попало  в рабочие  сводки  ГПУ, зазвучало в коридорах  Смольного.  Начинается тот этап  в жизни митрополита  Вениамина,  который   долгое  время  оставался неизвестен, ибо был погребен в архивах КГБ, в бесчисленных протоколах  допросов,  в отчетах следователей.  Эти отчеты составили 27 томов дела № 36314.

Летом 1921 г., после ужасов гражданской войны, Россию постигло еще одно страшное бедствие – голод. К концу года число голодающих достигло 20 миллионов. Патриарх Тихон обратился к российской пастве, к Восточным  Патриархам, к Папе Римскому  и Архиепископу  Кентерберийскому с посланиями, в которых  во имя  христианской любви  призывал  произвести сбор продовольствия и денежных средств7. Под председательством  Патриарха  был  образован  Комитет  помощи  голодающим» («Помгол»),  однако вскоре ВЦИК  распустил его. С конца января 1922 г. в газетах начали появляться статьи, в которых говорилось  о необходимости использовать  церковные ценности для покупки за границей  продовольствия для голодающих.

23 февраля 1922 г. был опубликован декрет ВЦИКа об изъятии церковных  ценностей. Патриарх Тихон издал воззвание, в котором  призывал  жертвовать  ценности, не имеющие  богослужебного применения. Историк  Церкви  протоиерей  Владислав Цыпин пишет об этом периоде: «Большевистское правительство в действительности было заинтересовано не в средствах для помощи  голодающим, а в использовании голода для разгрома Церкви»8.  В Петербурге  митрополит Вениамин публикует заявление,  в котором говорилось:  «Я, как архипастырь,  почитаю священным долгом заявить,  что Церковь  Православная, следуя заветам Христа Спасителя, в годину бедствий всегда являла образ высокой христианской морали, жертвуя все свое церковное достояние»9.

И  происходит  чудо: произнесенное с той  верой,  с какой произносит Его  митрополит Вениамин, имя  Спасителя рассеивает сумерки лжи и недомолвок. Заявление это превращает задуманное  большевиками ограбление  Церкви  в совершенно ненужную властям акцию помощи  голодающим.  13 марта митрополит Вениамин вместе с юристом Иваном  Михайловичем Ковшаровым, расстрелянным после  суда вместе с Владыкой, составил  инструкцию из 8 пунктов  о том,  как  должны  вести себя  священнослужители и  миряне  при  изъятии  церковных ценностей. Эти  правила  являются  памятником православно- правовой  мысли  XX столетия.  Искусно  вписаны  были  здесь в правовое  поле  абсолютного  юридического бесправия  РПЦ самые строгие канонические правила.  Невозможно было спасти церкви от разграбления, нужно было хотя бы спасти жизнь священнослужителей и прихожан,  а главное – их души. Выход был найден  с ювелирной  точностью  и определен  в простых и ясных формулировках10:

1. При посещении храмов разными лицами для изъятия священных  предметов  обязательно должен  присутствовать  священник с пятью или, в крайнем случае, тремя представителями прихожан местного храма.

2. Священник, входя в храм, должен предупредить, что храм для верующих,  пока  в нем остается  святой  престол,  священный, и всякое не соответствующее его святости поведение  является оскорблением религиозного чувства верующих.

3. Облачившись в епитрахиль  и поручи,  так как  придется ему касаться престола и священных  сосудов, священник показывает посетителям священные драгоценные предметы согласно описи. При этом он должен предупредить посетителей, что вход в святой алтарь мирянам  воспрещается, тем более не православным, священные же предметы, находящиеся в святом алтаре, он покажет, вынося на клирос, обязательно держа в своих руках и не позволяя  касаться к ним рукам неосвященным, так как и сам их касается только в священном облачении.

4. Если  же посетители  на предупреждения священника не обратят внимания, войдут в святой алтарь, то в таком храме и алтаре, прежде чем начать службу, должно быть совершено малое освящение.

5. Святыни храма  закрытого:  святые  мощи,  святой  антиминс, запасные Святые Дары, святое миро – должны быть взяты священником с собой и переданы в ближайший приходской храм.

6–7.  Священные сосуды и освященные предметы  священник – по церковным канонам  и по распоряжению церковной власти – не может отдать посетителям. Если же они будут настойчиво требовать, то должен заявить: берите сами.

8. Если же в храме окажутся предметы, не имеющие богослужебного, священного характера: подвески с икон в виде колец, цепей, ожерелий, то таковые предметы, с согласия общины верующих,  если существует при храме,  а где общины  нет,  то и непосредственно священником, могут быть переданы по акту.

Благодаря   действиям   митрополита  Вениамина,  церквам Петрограда удалось практически без потерь пройти сквозь устроенную  властями  ловушку.  Общественная защита  на  суде, произведя   юридический  и  фактический  анализ  обвинения, сделала вывод,  что митрополиту  Вениамину  удалось предотвратить  многие   масштабные  столкновения  в  ходе  изъятия ценностей11. Однако  доводы защиты  не повлияли  на решение судей. Следует отметить, что большую роль в процессе «петроградских церковников» сыграл глава обновленцев протоиерей Александр  Введенский. Николай Коняев, автор книги  о священномученике Вениамине, пишет:  «Мягкий  и  уступчивый митрополит Вениамин был избран  Господом,  чтобы первому выступить  против  обновленцев – захватчиков  в рясах,  измаранных в кабинетах ГПУ»12.

Узнав о том, что Александр Введенский и еще 2 обновленца, воспользовавшись арестом Патриарха  Тихона,  образовали Высшее Церковное Управление (ВЦУ), митрополит Вениамин отлучил их от Церкви. Введенский явился к Владыке с чекистом Бакаевым. Тот прямо предъявил архипастырю ультиматум: или митрополит снимает с Введенского  отлучение,  или его самого ожидают немедленный арест и расстрел. «На все воля Господня,– ответил Владыка.– Ступайте  с Богом!» Когда  пришли  с обыском к митрополиту  Вениамину, приехал Введенский, поспешил  занять канцелярию. Он не смутился,  увидев, что Владыку еще не увезли, и со свойственной ему наглостью подошел и попросил  благословения. «Отец Александр,– отстраняясь от него, сказал митрополит,– мы же с Вами не в Гефсиманском саду».

Анализируя   суд  над  митрополитом  Вениамином,  можно сделать вывод, что его судили за открытое сопротивление разработанному  в ГПУ плану раскола РПЦ с помощью обновленческой  ереси.  Если  бы  Владыка  покорился  обновленческому ВЦУ, возможно, он был бы освобожден.  Но он исполнил архиерейский и сыновний долг перед Русской  Православной Церковью  и спас ее от страшной  беды. Митрополиту  Вениамину  выпало  первым  выступить  против  выкравших  высшую церковную власть обновленцев, и он предстал перед ними как грозный воин.

Судебный  процесс  начался 10 июля в помещении бывшего дворянского собрания, ставшего  теперь  филармонией. Невский проспект был усеян народом, люди стояли сплошной стеной.  Как  утверждал очевидец,  стояли  с утра, ожидая  приезда митрополита. Когда  его привезли, упали  на  колени,  запели: «Спаси, Господи, люди Твоя». Когда в зале суда раздался приказ: «Ввести подсудимых», из двери, возглавляя  шествие мучеников,  вышел митрополит в белом клобуке. Все встали. Вслед за Владыкой  вереницею  вошли  87 подсудимых.  «Спокойные, красивые  и очень одухотворенные  лица,– вспоминает  очевидец. Когда все расселись,  вдруг оказалось, что своей массой, своей представительностью они как бы задавили суд, казалось, что не их судят, а они». И еще одно воспоминание: «Величественные,  почти монументальные фигуры обвиняемых, рядом с которыми  жалкими  и ничтожными выглядели  исполнители написанных в ГПУ ролей»13.  Целый  месяц,  пока  шло это судилище,  митрополит подвергался  бесконечному потоку издевательств, градом сыпались бесчисленные обвинения, грязные оскорбления. Обвинение вело  себя  предельно  агрессивно, и сдерживать  его напор  было очень  непросто.  Спокойно и без всяких,  кажется,  усилий разрушал своими  ответами митрополит Вениамин все хитроумные  западни,  возводимые  обвинителями  из ГПУ и обновленцами из ВЦУ. Впрочем,  могло ли быть иначе? Сила Господня поддерживала священномученика. Митрополит решительно брал всю вину, если трибуналу было угодно считать это виной,  на себя. Владыке давали понять,  что от этого зависит его участь. Один из присутствовавших на суде вспоминал:  «Ужасные минуты! Шла страшная  игра, где ставкой была жизнь,  или смерть. Был один момент,  когда сердце перестало  биться,–  председательствующий обратился  к Владыке: «Призовите на помощь  все силы ума, памятуя о последствиях, отвечайте на последний и решительный вопрос: «Вы ли это писали?» Легкий и светлый голос митрополита контрастом прозвучал  в напряженной тишине:  «Я несколько раз говорил Вам, что я написал. Да я никому и не позволил бы вмешиваться в мои распоряжения в такую минуту»14. «Нет!» – отвечал Владыка на процессе  на все попытки  разделить ответственность с другими подсудимыми.

18 июня, когда в петроградском суде завершился  допрос основных  обвиняемых, вся Россия  услышала  голос запертого  в Ярославле  митрополита Агафангела  (Преображенского). Назначенный Патриархом Тихоном  своим  заместителем, Ярославский  митрополит писал: «Я лишен и доныне возможности отправиться на место  служения… Между тем,  как  мне  стало официально известно,  явились в Москве новые люди и встали у кормила правления Русской Церкви.  От кого и какие полномочия получили  они,  мне совершенно неизвестно. А поэтому я считаю принятую  ими на себя власть и деяния  их незаконными». Говорят, когда деятели ОГПУ прочитали это послание, направленное напрямую  против обновленцев, их едва не хватил удар.

Подвигами  Петроградского и Ярославского  митрополитов открывается страница  деятельной  борьбы  РПЦ  с обновленческим  расколом.  Трагическим и пронзительным светом этой борьбы  озарены  и последние  годы земной  жизни  Патриарха Тихона.  На  долгие,  долгие  годы затянется  борьба.  Именами новомучеников Российских пополнится Собор  русских  святых. И все они,  проходя  сквозь  ад тюрем,  пересылок  и лагерей, бесстрашно уходя на расстрел, без сомнения, вспоминали о подвиге, совершенном митрополитом Вениамином, снова и снова,  в который  уже раз повторяя  его. Нельзя  не согласиться с тем выводом,  который  сделал автор книги  о митрополите Вениамине: «То золото,  которое  в период изъятия  церковных ценностей так жадно искали в наших храмах Ленин, Троцкий и Зиновьев, никуда не ушло от нас. Переплавленное страданиями,  оно  сохранилось  в подвигах новомучеников – истинном сокровище Православной Церкви»15.


Примечания

1    Коняев Н.М. Подвиг митрополита // «Благовест». 20.11.2009. № 17. С. 5.
2    Коняев  Н.М.  Священномученик  Вениамин,  митрополит  Петроград- ский. М., 2005. С. 65.
3    Там же. С. 33.
4    Митрополит Евлогий (Георгиевский). Путь моей жизни. М., 2006. С. 32.
5    Коняев Н.М. Священномученик Вениамин… С. 36.
6    Там же. С. 40.
7    Козлов Ф.Н. Голод 1921–1922 гг. Изъятие  церковных  ценностей / «Хри- стианское  просвещение и русская  культура». Материалы  XI научно-бого- словской  конференции. Йошкар-Ола, 2008. С. 62.
8    Цыпин В.,  прот.  Русская  Православная Церковь  в новейший период
1917–1999. М., 2000. С. 138.
9    Коняев Н.М. Священномученик Вениамин… С. 51–52.
10  Там же. С. 89–90.
11  Православная энциклопедия. Т. 7. С. 617–623.
12  Коняев Н.М. Подвиг митрополита // «Благовест». 20.11.2009. № 17. С. 5.
13  О священномученике Вениамине // Заветы новомучеников и исповед- ников Российских. М., 2004. С. 233.
14  Коняев Н.М. Священномученик Вениамин… С. 253.
15  Он же. Подвиг митрополита // «Благовест». 20.11.2009. № 17. С. 5.

Категория: Материалы лектория | Добавил: Evgenei | Теги: ГПУ, обновленцы, голод, судебный процесс, церковные ценности, новомученик, изъятие, Петроградское дело
Просмотров: 2169 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Поделиться:
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Категории раздела
В VK
Мини-чат
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)
  • klinpark.ru

    Все виды грязезащитных покрытий. Решетки, модули, ковры. Производство

    klinpark.ru

  • Ремонт шлагбаумов цена

    Сравните цены на ремонт квартиры и выберите лучшее предложение

    ohrana40.ru


Сайт работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Возрождение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Форум клуба"

Общество друзей милосердия статистика
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Сервер 'Россия Православная' Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок
  • klinpark.ru

    Все виды грязезащитных покрытий. Решетки, модули, ковры. Производство

    klinpark.ru

  • Ремонт шлагбаумов цена

    Сравните цены на ремонт квартиры и выберите лучшее предложение

    ohrana40.ru