Главная » 2014 » Октябрь » 20 » Типы неверия
11:48
Типы неверия

- Миссионеру противостоит неверие. Но – откуда оно? Какие бывают неверия?

- Различать виды неверия нужно самим миссионерам. Прежде всего, чтобы избежать ненужного осуждения. И как помочь человеку, если нет диагноза, более подробного, нежели "болен"?

Итак, прежде всего надо помнить, что бывает неверие от Бога.

Как некогда Он ожесточил сердце фараона.

Как некогда не дал Он благодатного просветления распинателям Христа, которые оттого и не ведали, что творят.

Если вера – следствие благодати, то, значит неверие – следствие того, что Господь не протянул Свое действие именно к этому сердцу. Да, Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим 2,4) … Но Господь может постучать в судьбу человека позже, не сейчас. Вот в 25 году от Рождества Христова Спаситель уже был на земле. Но будущие апостолы в те дни просто рыбачили, ничего о Нем не зная и не веря в Него. Значит ли это, что они тогда грешили?

А те, кто остались не-апостолами в последние три года земногй жизни Спасителя? Виноваты ли они в том, что не узнали Христа?

Не надо путать вину тех, кто кричал Пилату: «Распни Его!» и тех, кто просто прошел мимо. Это разные состояния души. Апостол Петр говорит иудеям: «Впрочем я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению» (Деян. 3, 17). Апостол Павел говорит, что «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор.12,3).

Вот идет по улице Иерусалима Иешуа га Ноцри. Признать в этом плотнике и странствующем проповеднике Творца вселенной невозможно, хотя ты можешь наизусть знать Библию, умело «жонглировать» цитатами из нее и наизусть знаешь все пророчества о грядущем Мессии, как знали их многие евреи. Только если Бог откроет тебе Духом Своим, что Иисус есть Господь, что Иисус есть Христос, только в этом случае можно узнать Его.

Этот благодатный дар – познания Себя – дает только Сам Бог, поэтому от Бога зависело, кого Он призовет к апостольству, а кого не призовет. Помните в Ветхом Завете: Господь ожесточил сердце фараона и тот перестал видеть очевидные вещи и не хотел отпускать евреев из Египта. То, что для Моисея и Израильтян было очевидным, для фараона – не было таковым.

Также и в случае со Христом. У сектантов сегодня модно говорить, что «вот, вы церковники офарисеились, и если бы сегодня Христос пришел на землю, вы бы тоже Его распяли». Знаете, я глубоко убежден, что так оно и есть, только в этом нет ничего антицерковного.

Во-первых, здесь очень важно осознать, что события, произошедшие в Евангелии, произошли с каждым из нас: не за грехи евреев Христос страдает, а за мои грехи. А во-вторых, если бы Христос пришел на землю сейчас с той же целью, что и 2000 лет назад, то есть пострадать, то если такова Его цель – так произошло бы непременно. Он точно так же ослепил бы умы: ваш, мой, епископов и т. д., если, конечно, Его задача состояла бы в том, чтобы пострадать. Другое дело, мы знаем, что второе пришествие Христа на землю будет славным, и, соответственно, вышеприведенный аргумент уже не будет действовать.

Один священник из Вятской епархии рассказывал мне такой эпизод из своей биографии. Когда он был первоклассником, то часто читал своей бабушке Евангелие (она была очень слаба: плохо видела и с трудом ходила). И вот однажды на Страстной Седмице, когда он читал ей главы, посвященные суду над Христом и Его распятию, бабушка вдруг из последних сил поднялась с кресла, повернулась к иконам, перекрестилась и сказала: «Господи, слава Тебе, что Ты не к нам, к русским пришел, а то ведь какой позор на весь мир был бы».

Вот это очень христианское, правильное переживание Евангелия. Мы не имеем права показывать пальцем и говорить, что «это сделали они, а мы поступили бы иначе». У них не было выбора, потому что выбор появляется в том случае, когда Господь открывает в твоем сердце знание о том, Кто есть Христос, и тогда ты уже делаешь выбор между ветхим и новым. А если ты этого нового не видишь, если тебе не дано пока такого благодатного знания, то ты и дальше катишься по колее Ветхого Завета.

Миссионер как никто должен помнить неочевидность предмета своей веры.

Еще Лактанций обращал на это внимание: «Христос рожден дважды. Первый раз в Духе, второй – во плоти. Это второе рождение привело человеческие души к большим заблуждениям и покрыло тенетами даже тех, кто был сопричастен истинной религии… Не хотел Он являть себя иудеям, не хотел вести их к раскаянию а также исцелять этих преступников… Намереваясь же послать на землю (Сына) Бог не хотел посылать Его в силе и славе небесной, чтобы народ неблагодарный Богу был введен в великое заблуждение и понес наказание за проступки свои: что пророки прежде предсказали, то Он и собрался совершить» (Лактанций. Божественные установления 4,8,1-2; 4,20,1; 4, 11,11).

Кроме того, если вера христианская – благодатная, значит, в ней есть нечто, что не может быть произведено в человеческом мире и человеческими усилиями. «Закон ничего не довел до совершенства» (Евр 7,19) и никого. В мир благодати не может ввести ни честное исполнение законов научного мышления, ни совестная жизнь, ни жизненная воздержность и аскетизм. Благодать не там, где честные и хорошие люди. Благодать там, где благодать. Она может войти в сердце, приуготовленное очищением и мудростью, а может посетить «изверга». Но «может» не значит «должна».

 

Поэтому невер не виноват перед нами. Он может быть даже невиновен в своем неверии перед Богом. У Бога может быть Свой замысел об этом невере. И благодать ждет этого человека не другом, не-сегодняшнем повороте его жизненного пути. И поэтому миссионер, потерпевший неудачу в беседе с таким невером, свое недоумение должен обращать к Небу, а не выливать его с раздражением на того, кто не подпал под обаяние его проповеди.

Именно так я утешаю себя, когда вижу светлого, умного и честного человека, который просто не осознает, не чувствует своей нужды в нашем Боге. Итак, есть неверие от позитивного переживания своей, не-христианской веры (в том числе и веры светского гуманизма). Человек чувствует себя органично в своем мире. И этот мир может и в самом деле быть хорош и для него, и для тех, кто живет рядом с ним.

Есть неверие на грани нравственной вменяемости. Человек знает, что его мировоззрение больно, что его уклад жизни несовершенен. Он знает, что христианская перестройка потребует от него рывка, сверхусилия. Он не верит не в христианство, а в себя. Он боится, что рывок разрушит его пусть и болезненный, но все же устоявшийся и обжитой «гомеостаз» (у системно и хронически больных людей свой гомеостаз – своя привычка организма все же работать в сложившихся условиях: попытка лечить одну из болячек может обрушить всю систему; например, при слабом давлении и изношенных сосудах прием средств, повышающих давление, приведет к разрушению кровеносной системы и инсульту).

А бывают греховные неверия.

Бывает неверие от гордыни: «я не допущу, чтоб надо мной кто-то был!».

Бывает неверие от греховного отупения. Человек настолько отождествил себя плотскими мелким «радостями», что и сам себя с гордостью именует - «самэц!». Тут кстати слова Иосифа Бродского:

Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.

Есть разница меж них. И есть единство.

Одним вредит, других спасает плоть.

Неверье – слепота. Но чаще – свинство.

Так вот, я очень редко встречал людей, которые чётко отдавали бы себе отчёт в своём свинстве. Есть очень небольшое число людей, которые честно отдают себе отчёт, почему они не в храме. Лишь пару раз я слышал честные признания. Однажды у меня на философском факультете был один паренек. И когда мы с ним на философском уровне уже всё выяснили, он сказал, что креститься всё-таки не будет. «Ну, почему же не будешь?» Он честно ответил: «Я женщин слишком люблю». Парень он был чрезвычайной красоты и пользовался огромным успехом среди студенток. Но он осознал и признал, что именно мешает ему принять крещение. Когда он же он подрос, поступил в аспирантуру, женился, вот тогда он и вправду крестился.

Но это был честный человек, который честно сказал себе, где у него свербит. Не знания ему мешали, а нечто совсем другое.
И вот помочь человеку познать правду о себе - тоже задача миссионера.

Есть неверие от нежелания покаяния. Человек ощущает неправду своей жизни, но еще слишком ее любит. И боится сделать себя подверженным серьезной перемене. Поэтому предпочитает даже не замечать выбор.

Есть неверы, вполне сознательно разрезавшие свою жизнь. Теоретически они знают, что Бог есть. Но сознательно не разрешают себе додумать это до конца, потому что хотят прожить жизнь по атеистически, без допуска понятия «грех» в свой лексикон и не подставляя себя под суд евангельских заповедей. Их кредо звучит так: вот доживу до пенсии, тогда и вспомню о Боге, а пока буду жить как живется!».

Перед всеми такими невериями миссионер бессилен. Такой человек действительно «будет тебе (миссионеру) яко мытарь». Не «яко неуспевающий студент», которому просто вот что-то еще надо дообъяснить, а именно мытарь – человек, сознательно вставший на путь коррупции... В этом случае миссионеру остается лишь молитва и надежда на то, что Бог Сам найдет способ разрушения этих страстных скафандров.

Миссионер тут лишь должен лишить этого невольника страстей удобного оправдания своего неверия – «мол, мне избыток научных знаний мешает молиться». Надо сделать для такого невера очевидным простой вопрос: "Подумай сам: может быть, ты в Церковь не идешь просто потому, что боишься жить по совести? Может быть, ты не хочешь жить в чистоте? Может быть, ты заповедей наших боишься? Не догм - а заповедей?».

Есть неверие от горя. Что делать с плачущими? – Плакать вместе с ними», - советовал в таких случаях о. Александр Ельчанинов.

Есть неверие, которое тяготится собою. «Бога, к сожалению, нет». Это самоощущение Пушкина в годы кишиневской ссылки. «Ум жаждет Божества, а сердце не находит». Мир такого невера добротен с его точки зрения, но недостаточен. Ему хотелось бы обрести веру, но он не видит путей к ней.

Геннадий Григорьев



Бога нет...
Ну что ж, и слава Богу...
Без Него достаточно хлопот.

Сея в сердце смутную тревогу,
над землей
пасхальный звон плывет.

Бога нет...

Но так, на всякий случай,
позабыв про деньги и харчи,
затаи дыхание и слушай,
как пасхальный звон плывет в ночи.

Все сильней, все праведней, все выше
золотой
звучащею стеной
движутся колокола,
колыша
черный воздух
над моей страной.

Бога нет...
Ну что ж, я понимаю...
И, влюбленный в белый, бедный свет,
я глаза спокойно поднимаю
к небесам,
которых тоже нет.

1980 г.

 

Есть неверие, которое знает, что Бога нет. Это опыт отсутствия Бога. Отсутствие опыта не надо путать с опытом отсутствия. Тут именно опыт, ощущение пустоты. Тошноты. Заброшенности. Это мир Сартра1 и Камю. Мир такого невера катастрофичен, но он не видит путей спасения из облепившей его пустоты.

В этих случаях миссионер может предложить не аргументы, а молитвы. Причем не только свои. Тут уместно призвать к молитве и самого невера. Попробуй совершить то, что кажется невозможным. И в этой практике преодолеешь немощи своей теории.

Есть неверие от лени, от бескультурья, от неумения логически мыслить. Например, Им Бог нужен, а Церковь – нет. Вот тут мы и должны пояснить, что связь Бога и Церкви органична.

Есть неверие от незнания. Человек искренне и совестно и умно поверил неправде о Церкви или глянувшейся ему правде другой веры. Причем иногда это происходит вопреки его попыткам поиска: поставленная окружающим обществом информационная блокада была столь плотной, что невер просто не смог найти ни Евангелия, ни человека Церкви.

В его кругозор просто не попали добрые изложения веры православной. Он не знал, что то, что он осудил в жизни Церкви, и сама Церковь осуждает, а отнюдь не предписывает и даже не терпит (а в иных случаях это может оказаться и просто прямой, фактической неправдой). Он не знал, что то, что любо ему в иной вере, есть и в православии, причем в большей полноте.

В этих двух случаях возможна уже прямая и собственно миссионерская работа.

И есть неверие из-за нас.

В Евангелии есть удивительная история о слепорожденном, который услышал, что в Палестине появился целитель по имени Иисус. У него не было шансов встретиться с Ним, потому что он был слеп и прикован к одному месту. Но однажды, сидя у дороги и собирая милостыню, он понял, что мимо него проходит тот самый Иисус. И закричал: «Иисусе! Помилуй меня!». А вот те, кто шел вместе со Христом, т.е первые христиане зашикали: не отвлекай, не мешай… Именно это слишком часто происходит в нашей церковной жизни: когда люди, которые раньше стали христианами, обвыкли в своей вере, поскучнели и стали не помощью, а скорее препятствием для христианизации других людей.

Что может делать Церковь? Прежде всего – не мешать, не травмировать нашим собственным поведением тех, кто еще в поиске.

«Есть люди, у которых несчастный опыт Церкви. У Церкви есть аспект славный и аспект трагический. Убогий аспект Церкви — это каждый из нас... Мы уже в Церкви и мы еще на пути к ней», — писал в 1967 году в «Журнале Московской Патриархии» великий миссионер митрополит Антоний Сурожский.

Это надо помнить – помнить не только о цельбоносности, но и о травматичности православия. К Церкви можно применить слова из поэмы Твардовского «Теркин на том свете»:

Это вроде как машина

Скорой помощи идет:

Сама режет, сама давит,

Сама помощь подает!.

Церковь может спасти но она же способна калечить. Люди пробуют приблизиться к нам, присматриваются — и вдруг понимают, что чего-то главного в нас нет.

«Ведь и теперь не другое что соблазняет язычников, а именно то, что нет любви... Мы, истинно мы виноваты в том, что язычники остаются в заблуждении… Они видят, что мы хуже зверей терзаем ближнего своего, и потому называют нас язвою вселенной»2. «Не были бы нужны слова, если бы жизнь наша сияла; не были бы нужны учителя, если бы мы творили дела благая. Никто не остался бы язычником, если бы мы были христианами, как следует. Если бы мы соблюдали заповеди Христовы, если бы мы благодушно переносили обиды и насилия, то никто не был бы столь диким, чтобы не обратиться к истин­ной вере. Один был Павел, и столько людей привлек к себе. Если бы мы все были такими, то сколько вселенных мы обратили бы? Теперь христиане многочисленнее язычников. Между тем когда другим искусствам один может научить сто отроков, здесь, несмотря на то, что есть много учителей и что их гораздо больше, нежели учеников, никто не присоединяется. Если видят, что и мы того же желаем, (чего и они), то есть, почестей и власти, то как они могут почувствовать уважение к христианству? Они видят что мы столько же при­страстны к деньгам, как и они, и даже еще больше, перед смертью так же, как и они, трепещем, боимся бедности наравне с ними, в болезнях, как и они, ропщем, одинаково любим власть и силу. Итак, ради чего они станут веровать? Ради знамений? Но их уже больше нет. Ради жизни праведной? Но она уже погибла. Ради любви? Но ее и следа нигде не видно»3.

Поэтому миссионер должен и сам знать горькие страницы церковной истории жизни, и уметь их не скрывать. Люди не слепые. Христианство для них уже давно не новинка и не заокеанская диковинка, привезенная «белыми богами». Наши болячки им знакомы.

Не возмутились церковные иерархи теми приходскими искажениями, по мере нарастания которых иконопочитание переходило в идолопоклонство – и возникла ересь иконоборчества… В 820-х годах император Михаил II в письме к франкскому королю Людовику Благочестивому так пояснял свой поворот к иконоборчеству: «Многие из церковных людей и мирян сделались виновниками злых новшеств: изгнали честные и животворящие кресты из святых храмов и на место их поставили иконы с возжженными перед ними свечами и стали оказывать им такое же поклонение, как честному и животворя­щему древу, пением псалмов и молитвами просили от икон помощи, многие возлагали на эти иконы полотенца и делали из икон восприем­ников своих детей при святом крещении. Желая принять монашеский чин, многие предпочитали отдавать свои волосы не духовным лицам, как это было в обычае, а складывать при иконах. Некоторые из священ­ников и клириков скоблят краски с икон, смешивают их с причастием и дают эту смесь желающим вместо причащения. Другие возлагали Тело Христово на образа и отсюда приобщались святых тайн. Некоторые, презрев храмы Божий, устраивали в частных домах алтари из икон и на них совершали священные таинства»4. Добавим сюда еще и практику брать иконы в крестные отцы (практику, увы, одобрявшуюся даже преп. Федором Студитом5) – и будет понятно, что у иконоборцев были поводы для их бунта…

Прибалтика оказалась отрезана от Руси также по грехам церковных иерархов. В 1355 году Константинопольская патриархия устроила настоящие торги вокруг проблемы русской митрополии (вопрос был в том, где ее ставить - в Вильне или Москве). Литовский князь Ольгерд, посмотрев на это, отказался креститься. Он сказал, что лучше покланяться солнцу, чем тому бесу любостяжательства, который сделался ромейским идолом…6

Не менее наблюдательны бывали и жители крайней восточной границы России – камчадалы: «К сожалению, некоторые язычники даже при полном сознании пустоты шаманских верований все же пугливо держатся в стороне и от христианства вследствие нехристианского поведения русского насе­ления. Язычники спрашивают миссионера: «А где же светлый Бог вон у тех, которые день и ночь шаманят за картами и вином, грабят нас и дают грабить другим?». Что должен ответить простодушным язычникам миссионер, не имеющий около себя своих русских собратий? Разве мыслимо с успехом проповедовать Христа диким племенам и предлагать им войти в духовное единение с такой средой, от которой с ужасом отвращается их детское сердце?»7.

Оттого и нужно миссионерское покаяние. Для этих целей я составил целую антологию церковного плача8.

Когда мы произносим слово «Православие», то у нас, церковных людей, с этим словом связано воспоминание о чувстве легкости и радости после исповеди, о глазах старца, с которым довелось однажды встретиться, о глубине православной мысли, к которой довелось прикоснуться, о евангельской страничке, которая однажды была «понята»… А какие ассоциации со словом «Православие» у людей, стоящих вне Церкви? Для них это синоним скучной проповеди и приходской злюки. Как видим, слово одно, но только для разных людей оно сопряжено с совсем разными представлениями. «Суперомоним» — фонетически тождественное слово, покрывающее даже не то что разные, а просто противоположные смысловые поля.

И не всегда именно они виноваты, что у них сложился именно такой ассоциативный ряд…

Я знаю, что есть те, кто не верит по моей личной вине. Они заглянули мне в глаза и не увидели там другой вселенной И тогда рождается упрек: «Мы говорим: вот что предыдущие поколения познали о Боге, значит, это правда, потому что они были святые. А люди на нас смотрят и думают: святыми, может, ОНИ были, а чем это ТЕБЯ переменило?.. Для того, чтобы стать миссионером, чтобы передавать свою веру, надо, чтобы эта вера ТЕБЯ так потрясла, так изменила, что люди, встречая тебя, могли сказать: «О, это не изваяние, это – живой человек. Я хочу стать таким, как он не потому что он так или сяк верит, а потому что он стал такой, он стал иконой!.. Я хочу встретить Бога, а не Его описание»9.

Отталкивают от Церкви люди, которые вошли в Церковь и которых Церковь не изменила. Они отталкивают и потому, что ставят под вопрос и мою собственную попытку перемениться: если это не удалось тем, кто прежде меня встал на путь веры, причем на этом пути достиг внешних успехов (стал семинаристом, священником, монахом, епископом), то, наверно, я тоже напрасно потрачу тут время и после пары рывков все равно так и останусь в своих прежних несвободах и нечистотах…

Вот вроде бы миссионерская книга - архимандрит Харлампий Василопулос «Почему ты не в Церкви?» (Издательство "Русскiй Хронографъ" М., 2002):

«Во времена Феодосия Великого в Константинополе продан был в рабство некто Феофил. Такова была сила его сыновней любви, что он согласился на рабство ради того, чтобы доставить пропитание своему престарелому отцу! Прощаясь с сыном, отец дал ему совет: «Сын мой, какие бы поручения ни давались тебе в воскресенье, прежде всего иди в храм Божий. Литургию стой до конца, а потом иди по своим делам». Купивший Феофила патриций Константин, один из придворных императора, очень полюбил его за добрый нрав и всегда держал его при себе. Однажды, торопясь на призыв императора, Константин забыл дома пакет с бумагами государственной важности. Посланный за пакетом Феофил, вернулся в дом патриция неожиданно для его жены и застал ее, изменяющей супругу с одним из рабов. Бесстыдная женщина, чтобы скрыть свое беззаконие, так представила происшедшее мужу, когда тот вернулся домой: «Этот раб, который всегда при тебе, соблазнял меня и обесчестил бы, если бы на мой крик не прибежал другой раб. Ты или убьешь его, как он того и заслуживает, или я уйду к своему отцу». Преступница добилась своего и убедила мужа убить Феофила. Патриций договорился с эпархом, чтобы его раба обезглавили, а голову прислали ему. Казнь решили совершить на следующий день. Наутро патриций Константин сказал Феофилу: «Иди к эпарху и поприветствуй его от моего имени, и он даст тебе ответ, которого я жду». Ничего не подозревающий Феофил отправился к эпарху, но проходя мимо храма Пресвятой Богородицы, остановился. Шла Литургия. Он вошел в храм и отстоял ее. В это время преступный раб не находил себе места и все не мог дождаться людей эпарха, с головой Феофила. «Господин, — сказал он патрицию Константину, — не сходить ли мне в дом эпарха и не принести ли его ответ?» — «Ступай», - ответил тот. Скоро побежал бессовестный раб к дому эпарха и поприветствовал его от имени патриция. Палач же, который был при этом, не раздумывая, отрубил ему голову. Он считал, что это и есть тот раб, смерти которого ищет патриций. И в то время, когда люди эпарха заворачивали отрубленную голову, чтобы послать ее Константину, входит Феофил и приветствует эпарха от имени патриция. Эпарх передал ему запечатанный сверток и тот отнес его своему господину. - Что у тебя в руках, — спросил его Константин. - Пакет, который мне дал эпарх, чтобы отнести тебе! Посещение церкви спасло жизнь Феофила, а патриций узнал правду и усыновил его. Спасен посещением церкви! С Божиим благословением, которое ты получил в церкви, и дела твои пойдут на лад».

Если это правда, то коль страшна была эта «православная» византийская цивилизация. Так просто, «по блату», можно казнить невинного человека. А «православному» палачу все равно – кому отрубать голову. Ни суда, ни следствия…

Если же это сказка, то еще страшнее. Ибо в этом случае из единичного случая создается норма. И ни у византийских рассказчиков, ни у современного греческого архимандрита даже и вопроса не возникло о том, нормально ли поведение эпарха. И отсылка ведет не к "царю Гороху" и "тридевятому заморскому царству", а к золотому веку Византии. Значит, слушатели были воспитаны и жили так, что для них реалии их жизни очень хорошо совмещались с тем, что они слышали в такой сказке…

Удивительно в этой истории переворачивается система ценностей. С точки зрения этики непоход в церковь был самым малозначимым проступком в этой истории. Хуже этого с точки зрения обычной, не-харлампиевой этики - ложь, прелюбодеяние, нежелание не то чтобы прощать, а даже разобраться перед заказом убийства, само убийство.

В книге о. Харлампия вопиюще отвратительные поступки остаются без каких бы то ни было оценок с точки зрения морали. Ему важно одно: идите в мой храм. Но если посещение церкви о. Харлампия не изменило ни патриция, ни палача - то стоит ли приобщаться к такой вере?

Вот и ответ на вопрос книги о. Харлампия – «Почему ты не в Церкви». В том числе и из-за нравственной глухоты таких авторов как архим. Харлампий.

Поэтому я не хочу оправдывать себя или Церковь — я просто хочу сказать, для чего она нужна и зачем ее нужно терпеть несмотря ни на что.

1 «Я молил, я выпрашивал знака небес. Слал небесам мольбы - ответа нет. Небеса не знают даже моего имени. Я вопрошал себя ежечасно, что я в глазах Господа? Теперь я знаю: ничто. Бог меня не видит, Бог меня не слышит, Бог меня не знает. Ты видишь пустоту над головой: то Бог. Ты видишь щель в двери: то Бог. Ты видишь дыру в земле: то Бог. Бог есть молчание, бог есть отсутствие. Бог есть одиночество людское. Нет никого, кроме меня, я сам решал, какое зло чинить. Я сам избрал добро. Я жульничал: я творил чудеса. Сегодня я сам обвиняю себя. Один лишь я мог отпустить свои грехи. Я - человек. Если есть Бог, то человек ничто; если существует человек... Куда ты бежишь?.. Вот и началось царствие человека на земле. Хорошее начало. Пошли, Насти! Я буду палачом и мясником… Я не отступлю. Заставлю их трепетать от страха передо мной, раз нет иного способа их любить. Буду повелевать, раз нет иного способа их любить. Буду одинок под этими пустыми небесами - раз нет иного способа быть вместе со всеми. Идет война - я буду воевать» (Сартр. Дьявол и Господь Бог).

2 Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Иоанна 72,4 // Творения. т. 8 кн. 2. Спб., 1902, сс. 485-486.

3 Св. Иоанн Златоуст. Беседы на 1 Тим. 10,3 // Творения. т.11 кн.2. Спб., 1905, сс. 687-688.

4 Цит. по: Успенский Ф. И. Очерки по истории византийской образованности М., 2001, с. 62.

5 преп. Феодор Студит. Послание 17 К Иоанну спафарию // Преподобный Феодор Студит. Послания. Ч. 2. М., 2003. с. 54. Но тут стоит заметить, что младенчик, в восприемники которому была дана икона, все же не дожил и до года.

6 См. Оболенский Д. Византийское содружество наций. М., 1998, с. 280 и Иванов С. А. Византийское миссионерство. М., 2003, с. 289. со ссылкой на: Никифор Григора. Византийская история, 36,41.

7 Митр. Нестор. Моя Камчатка // Божией милостию архиерей Русской Церкви. Три жизни митрополита Нестора Камчатского. М., 2002, сс. 355-356.

8 См. главу «В поисках золотого века».

9 митр. Антоний Сурожский. О миссионерстве // Церковь и время. М., 2004, № 2 (27), с. 85.

Источник: Перестройка в церковь. Автор Кураев

Категория: Владимир | Просмотров: 490 | Добавил: Vladimir | Теги: Жизнь, Православие, любовь, неверие, Христос, Церковь, вера | Рейтинг: 5.0/2

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Категории раздела
члены клуба "Возрождение" [37]Другое [3]
Игорь Лышков [1]Евгений [40]
Семен [0]протоиерей Олег Трофимов [60]
блог доктор богословия, магистр религиоведения и философских наук, протоиерей Олега Трофимова
Владимир [38]
блог Владимира
Православный календарь
Икона дня
Мини-чат
Календарь
«  Октябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Почта
Логин:
Пароль:

(что это)

Клуб работает благодаря вашим пожертвованиям.

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Душеполезное чтение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Возрождение"
Рассылки Subscribe.Ru
Лента "Форум клуба"
   

Общество друзей милосердия
статистика
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений
Сервер 'Россия Православная'
Православный Топ. Рейтинг православных сайтов Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ, PR и обратных ссылок